Главное об электронных закупках

Закупки за гранью разумного

Накануне в Госдуме состоялись парламентские слушания, посвященные новой редакции закона о размещении заказов для государственных и муниципальных нужд. Участники признали, что первоначальная редакция 2005 года ознаменовала собой одну из важнейших экономических реформ нулевых годов. Впервые был введен единый порядок размещения заказов на поставки товаров и оказание услуг. Впервые введен аукцион

Вместе с тем закон оказался несовершенен. В прошлом году в послании Федеральному собранию на это указал президент Дмитрий Медведев: «Ситуация действительно уже вышла за грань разумного. Заложенные в нем цели, к сожалению, во многом остались декларациями. По самым скромным оценкам, нецелевые расходы, включая и прямое воровство, и откаты, и просто нецелевые расходы, составляют не менее триллиона рублей». Глава государства призвал сделать новую редакцию закона — более продуманную и современную.

Председатель думского комитета по строительству и земельным отношениям Мартин Шаккум, выступая в ходе слушаний, обратил внимание на то, что сейчас недобросовестное поведение в ходе электронных торгов коммерчески более выгодно, чем добросовестное. «К сожалению, основная цель закона — развитие добросовестной конкуренции, привела на электронных аукционах к обратному результату — развитие недобросовестной конкуренции», — сокрушается депутат. Размещая заказ на многие миллиарды, производя многомиллиардные закупки однократно через электронные площадки, ни физлица, управляющие площадками, ни юрлица не несут никакой ответственности за свои действия или бездействие.

Директор института управления закупками и продажами Ирина Кузнецова констатирует, что закон о госзакупках не только не оправдал надежд, но и создал условия для новых злоупотреблений. И именно электронные торги стали главной уязвимой точкой. Дополнительные риски для образования новых коррупционных схем возникают из-за того, что объем госзакупок распределяется всего на трех площадках. Согласно проведенному Институтом исследованию, информативная база по госзакупкам непрозрачна, а с информацией о торгах неудобно работать.

«Зачастую победителем торгов становится заказчик, предложивший самую низкую цену», — рассказывает Кузнецова, обращая внимание на то, что качество уходит далеко на второй план. Массовый характер приобрели перепродажа госконтрактов и сговор поставщиков, признает эксперт. Замминистра экономического развития Алексей Лихачев в свою очередь подтвердил, что 94-й закон о госзакупках не смог победить коррупцию. В МЭРе убеждены, что реанимировать закон с помощью поправок не удастся — он не впишется в разрабатываемую сейчас федеральную контрактную систему.

Позицию Минэкономразвития поддерживают и в других ведомствах. Замминистра экономики Подмосковья Лидия Никифорова обратила внимание на то, что существующий закон ставит в неравное положение поставщика и заказчика, не создает государственный спрос на товары и услуги. Создание государственной контрактной системы поддерживают и в Минобороны. По словам замминистра Владимира Поповкина, статистика по электронным торгам показывает, что цену на товары и услуги удается снизить максимум на 10-12%. При этом, убежден представитель оборонного ведомства, в будущем электронные торги не должны затрагивать систему вооружения, а также мелкий и серийный ремонт.

Федеральная контрактная система, предлагаемая МЭР, призвана обеспечить более эффективную схему работы на всех этапах госзакупок. Кроме того, будет установлена персональная ответственность заказчика за контрактные обязательства. Участники парламентских слушаний, в свою очередь, сочли необходимым сконцентрировать усилия по государственному и муниципальному контролю за непосредственным исполнением контрактов, а также за качеством и безопасностью создаваемых объектов капитального строительства.