Главное об электронных закупках

Закупки у единственного поставщика: коррупция или необходимость?

Закупки у единственного поставщика: коррупция или необходимость?

В уходящем 2020 году многие заказчики предпочитали проводить закупки у единственного поставщика. Почему закупщики отказывались от конкурентных процедур? Чем вызвана волна увольнений закупщиков в компаниях? Об этом рассказывает исполнительный директор ЭТПРФ Александр Геллер.

– Почему, на ваш взгляд, в этом году многие контракты по 223-ФЗ заключались с единственным поставщиком?

– Мы делаем выводы, основываясь на статистике ЭТПРФ. Дело в том, что во время любого кризиса возрастает количество срочных закупок. Некоторые из них действительно необходимы, некоторые – нет. Не всегда срочные закупки основываются на коррупционном факторе, иногда закупщик таким образом перестраховывается или недостаточно анализирует ситуацию.

По результатам проверок, например, иногда выясняется, что закупленной продукции на складе заказчика еще было много. Конечно, в течение года эта продукция все равно будет использована. Но бывают случаи, когда в другое время провести закупку можно было бы на более выгодных для компании условиях.

Самые серьезные вопросы к отделу закупок возникают, когда договора на крупные суммы заключаются с единственным поставщиком.

В некоторых случаях это оправдано объективными требованиями к предмету закупки. Почему вы обращаете внимание на ту или иную закупку?

– Как правило, заказчик обращается к нам с просьбой изучить его закупки и конкуренцию на рынке. Например, в России очень развита химическая промышленность. Российских поставщиков на этом рынке очень много, не говоря уже о поставщиках из Белоруссии и Казахстана. И тогда закупка на три миллиарда рублей у единственного поставщика с не самыми выгодными условиями выглядит крайне подозрительно и требует повышенного внимания. В некоторых случаях такая закупка действительно оправдана требованиями профильного министерства, а иногда нет.

К сожалению, бывают случаи, когда поставщиков обзванивают и оповещают, что на проводимую процедуру не надо подавать заявку. О таких прецедентах мы узнаем очень быстро – у нас налажена качественная обратная связь от поставщиков. И об этих фактах мы всегда извещаем заказчиков. Нередко по результатам аудита расторгаются долговременные контракты с выбранным поставщиком.

Как ЭТПРФ поступает, если по результатам мониторинга закупочных процедур заказчика вы подозреваете нарушение или коррупционный сговор?

– Мы передаем заказчику всю информацию о закупке, включая то, чьей электронной подписью был заверен этот договор. Заказчик сам делает выводы и принимает решение.

Иногда после аудита к отделу закупок появляются вопросы, после чего – волна увольнений, изменений и реорганизаций отделов закупок даже в крупных компаниях. Причем иногда компания меняет не только рядового закупщика, но в даже директора компании.  

Вряд ли рядовые закупщики довольны такой ситуацией.

– В этом году мы плотнее, чем обычно, взаимодействовали с заказчиками. С некоторыми из них пока не налажен четкий канал обратной связи, но мы стараемся его сформировать. Например, мы собрали перечень нарушений дочерних организаций крупной группы компаний и отправили этот документ в головную организацию. Это не очень понравилось закупщикам Группы, они восприняли наше письмо как жалобу на себя. Но для нас важно оставаться честными с нашими заказчиками и заботиться об их интересах. На рынке достаточно площадок, которые позиционируют себя как обычная доска объявлений. Мы работаем по-другому – ЭТПРФ выстраивает с заказчиком партнерские отношения, приводя к нему надежных поставщиков. Мы открыто говорим обо всех возникающих проблемах, хотя и стараемся работать мягко, организовывая обратную связь в позитивном ключе. Обвинять – не наша работа.

В каком-то смысле 2020 год «откатил назад» закупочную отрасль – появилось много нарушений, которых мы давно не видели и считали уже изжитыми. Мы надеемся, что в следующем году ситуация изменится.