Главное об электронных закупках

Закупка через ноль: Кто кому рубль должен?

Борьба с коррупцией не терпит суеты.

Закупка через ноль: Кто кому рубль должен?

На этой неделе была обнародована инициатива депутата Государственной Думы РФ Федота Тумусова. Законопроект предлагает убрать из закона 223-ФЗ положения, которые позволяют признать победителем аукциона лицо, предложившее наиболее высокую цену договора, когда цена договора снижена до нуля и аукцион проводится на право его заключения. Тумусов считает, что существующий порядок ведет к созданию коррупционных схем, позволяющих закупать товары и услуги по завышенным ценам. Эксперты Т94 скептически отнеслись к такой постановке вопроса.

 

Автор инициативы сообщает, что в 2015 г. по данным сайта www.zakupki.gov.ru бюджетные учреждения заключили 3,32 млн контрактов на общую сумму 5,4 трлн руб. Депутат полагает, что федеральный и местные бюджеты переплатили по этим контрактам как минимум 116,8 млрд руб. По его мнению, это произошло из-за злоупотреблений в ходе организации закупок. Однако, он не уточняет, из-за каких именно злоупотреблений и откуда взяты цифры переплаты.

 

"Гораздо интереснее самого законопроекта пояснительная записка к нему, — рассказывает Т94 начальник отдела правовой экспертизы B2В-Center Дмитрий Казанцев. — Во-первых, она вскрывает массовые случаи откровенно наглых нарушений, при которых аукционный торг на повышение проводится не от нуля (как то предусмотрено упомянутыми выше нормами Законов № 223-ФЗ и № 44-ФЗ), а от начальной (максимальной) цены. Во-вторых же и в-главных плательщиком по такой цене остается заказчик (а не поставщик, как то предусмотрено все теми же нормами). Таким образом, каждая сделка проводится по цене выше начальной (максимальной), а цена этой сделки определяется исключительно произволом участников закупки. Даже несмотря на то, что в указанных в пояснительной записке случаях совесть не позволяет участникам повысить взимаемую с заказчика цену до совсем уж заоблачных высот, каждый такой случай без исключения все равно должен быть предметом для прокурорского расследования, в т.ч. и в отношении норм положения о закупках, позволяющего подобную схему в прямом противоречии с Законом № 223-ФЗ".

 

"Чрезвычайно любопытны приведенные в законопроекте цифры, касающиеся перерасходов бюджетных средств. К сожалению, не упомянуты источники данных, которые могли бы лечь в основу детального анализа этих цифр", — продолжает Дмитрий Казанцев. Генеральный директор Объединения профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок Георгий Сухадольский в комментарии Т94 выразил сомнение в том, что законопроект будет признан обоснованным, однако, по его словам, "переход через ноль" всегда вызвал много вопросов.

 

Напомним: переходом через ноль называют ситуацию, когда в ходе торгов начальная максимальная цена снижается более чем на 100%. Допустим, торги начались с 1 млн. руб. Шаг аукциона – от 5 до 50 тыс. руб. В ходе торгов цена снижена участниками до 5 тыс. руб. Это минимальное положительное ценовое предложение, которое составляет 0,5% от первоначальной цены. Предложение, которое сводит цену к нулю, не может быть подано, поэтому участнику можно снизить цену на 5001 руб. Цена контракта становится отрицательной, и получается, что за право его заключить уже поставщик должен заплатить заказчику – сумму в 1 руб.

 

После того как торги перейдут через ноль, любое вновь поданное предложение повышает цену за право заключения контракта. Однако повышать цену разрешается не более чем до 100 млн руб. или не больше суммы максимальной сделки, оговоренной в одобрительном решении. В подобном случае побеждает поставщик, предложивший заказчику наивысшую цену. Однако, эта цена может быть для него убыточной. Он может отказаться от заключения контракта, но в этом случае потеряет сумму обеспечения заявки и будет включен в реестр недобросовестных поставщиков.

 

По словам Дмитрия Казанцева, случаи перехода через ноль достаточно редки и едва ли влияют на общую картину регулируемых закупок.

 

В некоторых случаях переход через ноль приносит опосредованную выгоду поставщику. Именно так фирма Bosco Sport выиграла контракт на $18,5 млн, предметом которого была поставка одежды для российской олимпийской сборной. В костюмах Bosco Sport сборная России повысила узнаваемость бренда, что стало рекламой для производителя. После этого контракта Bosco Sport заработала на продажах своей спортивной одежды около $50 млн.

 

Готовность скорее заплатить рубль за свою репутацию в результате честных торгов, чем получить его путем сговора, окупается лучше. Это показал нашумевший случай с получением студией Артемия Лебедева контракта на разработку серии туристических логотипов Санкт-Петербурга, шрифта, рекламных плакатов и другой имиджевой продукции. За право использования логотипа Комитет по туризму Санкт-Петербурга заплатил 1 руб. Работа была принята заказчиком в полном объеме и без замечаний, однако впоследствии оказалось, что закупка была проведена у единственного поставщика, без конкурса. Обе стороны подтвердили, что контракт был заключен без технического задания и утвержденной концепции. Комитет объяснял цену контракта экономией бюджетных средств и заведомым отсутствием желающих разрабатывать логотип за небольшие деньги, а студия Лебедева – тем, что такие работы позволяют продвигать ее собственный бренд на рынке. Между тем, в плане-графике Комитета не было такой закупки вообще, а из 31 опрошенного руководителя брендинговых агентств России 26 выразили готовность выполнить подобный контракт за тот же 1 руб. Опрос производился Ассоциацией брендинговых агентств России (АБКР). Вряд ли будет слишком смелым предположение, что эти 26 компаний не отказались бы и заплатить 1 руб. за контракт на законных торгах, то есть снижать цену до последнего.

 

Действительно, организация честных торгов по дизайну – дело непростое, а если заказчик руководствуется в первую очередь вопросом цены, дизайнеры избегают участвовать в тендерах. "В критериях оценки дизайна каждый заказчик определяет самостоятельно вес цены в тендере, опыт и качество работы и ее соответствие ТЗ, — рассказал Т94 генеральный директор illan communications group Сергей Пикус. — Мы рекомендуем не ставить критерий цены больше чем 50%, иначе заказчик становится заложником именно этого параметра. Опыт рекомендуем ставить 20% для отсеивания малопонятных компаний, и 30% — это соответствие ТЗ. Идеально последний параметр оценивать как 50%, а первый 30% но увы, ситуация на рынке иная. Если параметр цены больше чем 50%, для нас это сигнал, что работа с клиентом не имеет смысла".

 

Тем не менее, когда речь идет об имиджевых вопросах, поставщики готовы снижать цену. Случай со студией Лебедева доказывает, что на прямой сговор пойти значительно проще, чем устраивать не вполне предсказуемые торги с переходом через ноль. С учетом того, что подобные ситуации на торгах складываются редко, в принятии нового законопроекта большого смысла нет. 

 

Автор: Олеся Кривцова