Главное об электронных закупках

Торги по списку

Определен перечень товаров, работ и услуг, госзакупки которых должны совершаться с 1 января 2010 года только на электронных аукционах

Правительство РФ утвердило специальный перечень товаров, работ и услуг, согласно которому с 1 января 2010 года все федеральные заказчики в обязательном порядке будут закупать данную продукцию или услуги только через открытые электронные аукционы. До начала торгов в такой обязательной форме осталось чуть больше недели. Как будут проходить торги, на каких площадках, "РБГ" узнала у Михаила Евраева — начальника управления Федеральной антимонопольной службы по контролю за размещением государственного заказа.

— Михаил Яковлевич, кто в первую очередь выйдет в обязательном порядке на электронный аукцион?

— В связи с тем, что многие заказчики добровольно не очень хотят переходить на электронные аукционы, были приняты поправки в законодательство по размещению заказов. С 1 января 2010 года по определенному перечню товаров, работ и услуг федеральные заказчики будут обязаны проводить электронные аукционы. С 1 июля 2010 года федеральные заказчики вместо обычных аукционов с молотком и аукционистом будут обязаны проводить исключительно электронные аукционы. Таким образом, уже через полгода обычные аукционы для федеральных заказчиков полностью "умрут".

Что касается региональных и муниципальных заказчиков, то для них размещение заказов на аукционах в электронной форме станет обязательным лишь с 1 января 2011 года. В настоящее время соответствующие поправки в ФЗ-94 уже приняты.

— На каких площадках федеральные заказчики смогут размещать свои заказы?

— Правительством РФ определены три пилотные площадки — Москвы, Татарстана и Сбербанка. Эти площадки не региональные, а общероссийские, на них могут работать все федеральные заказчики. Недавно принято решение, что всего площадок в нашей стране будет пять. И размещать свои заказы на данных площадках с начала лета 2010 года смогут не только федеральные заказчики, но и все заказчики регионов и муниципальных образований.

— Почему пять, количество площадок должно быть ограничено?

— Их в стране будет пять. При этом для проведения всех электронных аукционов хватило бы и одной площадки. Но это были бы большие риски для всей страны, если что-то бы с этой площадкой произошло. Еще один недостаток такого варианта — отсутствие конкуренции между площадками заказчика и предпринимателя. Как следствие этого — отсутствие нормального сервиса для них и низкое качество работы площадки. А много площадок делать нельзя, поскольку тогда это будут неконтролируемые электронные аукционы, где никто не будет понимать, как определился победитель. И тогда об электронных аукционах можно просто забыть. Площадка — это не место, где встречаются заказчики и предприниматели. Площадка — это просто "сервер", за которым должен быть жесткий контроль. И необходимо исключить фактор желания влиять на данный сервер со стороны чиновников.

— С аукционами — понятно, в скором времени они полностью перейдут в электронный формат, а что будет с котировками?

— Запрос котировок не является конкурентной процедурой, и его планируется полностью заменить на короткий (по сроку его проведения) электронный аукцион ориентировочно во второй половине 2011 года. Размещать заказы на таком коротком аукционе можно не до 500 тыс.руб., как на запросе котировок, а до 3 млн руб. При этом у федеральных заказчиков такая возможность есть уже сегодня. Таким образом, в результате у нас останется обычный электронный аукцион, короткий электронный аукцион, конкурс, а также размещение заказа у единственного поставщика в определенных законом случаях.

— А в каких примерно случаях будет проходить аукцион, а когда — конкурс?

— Электронные аукционы, обычные и короткие, будут занимать около 70 процентов от всех торгов по государственному заказу, соответственно примерно тридцать процентов будет приходиться на конкурсы, в первую очередь это размещение заказов на выполнение творческих работ (например, НИОКР, проектирование, медицинские услуги). Электронные аукционы будут проводиться на строительство, лекарственные средства, поставку продуктов питания, канцелярских товаров, и т.д.

— Почему ставка делается на электронный аукцион, а не на конкурс?

— В электронный аукцион закладывается принцип конфиденциальности, анонимности участия. Мы предполагаем, что существенно повысится качество государственного заказа, уйдет сговор. Также в прошлое уйдет административное давление на участника аукциона со стороны заказчика. Сейчас встречаются ситуации, когда участнику говорят, что лучше ему отозвать свою заявку во избежание проблем с СЭС, налоговой или пожарными… А с электронными аукционами это сделать уже будет невозможно просто потому, что заказчик до окончания аукциона даже не будет знать о том, кто в нем участвует.

Механизм простой. Заявка участника делится на две части. Первая часть — информация о товаре, работе или услуге. Вторая часть — информация о самом участнике. Вначале заказчик осуществляет допуск участников по первой части, не зная, от кого она поступила. Потом проходит электронный аукцион. И только после этого заказчик узнает, кто в нем принимал участие.

— Вы верите в то, что не найдут наши умельцы какой-то новой лазейки?

— Дело не в вере. Я уверен, что мы движемся в правильном направлении к нормальной конкуренции в сфере государственного заказа. И в первую очередь это — вопрос правил. Конечно, какие-то лазейки найдутся. И электронные аукционы породят электронные злоупотребления. Ну так и мы не собираемся лежать на печи. Выявленные лазейки будут закрыты законодательно. Плюс должен быть жесткий контроль за действиями электронных площадок, заказчиков и предпринимателей.

Вообще лазеек постепенно становится все меньше и меньше. Никто же не ожидает, что на следующее утро после введения электронных аукционов все сразу станет хорошо? Это большой путь, который надо пройти. Вопрос только в том, идем мы вперед или нет.

— А что, есть варианты, идти вперед или нет?

— Я считаю, что вариантов нет. Но мы встречаем, и немалое, сопротивление реформе госзаказа. Это реформа, которая наступает на серьезные финансовые интересы многих чиновников и предпринимателей, которые раньше имели возможность распределять госзаказ в собственных интересах. А теперь такие возможности у них существенно сокращаются. Отсюда и рождаются различные предложения о возврате к предквалификации участников со стороны чиновников или предложения об отказе от электронных аукционов и введении крайне сомнительных двухэтапных конкурсов для сложной продукции, или идеи об отмене неизменности условий заключенного контракта.

Эти предложения направлены на возврат к тому полностью коррупционному прошлому, которое процветало до ФЗ-94. Конечно, и сейчас далеко не все здорово, и много проблем еще не решено, (например, необходимо усовершенствовать размещение заказов на НИОКР, ввести короткую судебную процедуру расторжения контрактов, создать действенную мотивацию для заказчиков получать экономию и т.д.). Но за последние 4 года страна проделала огромный путь к открытости, конкурентности и значительному понижению коррупционности госзаказа. Поэтому я уверен, что шансов у подобных предложений вернуться в прошлое, просто нет.

— Какова будет экономия бюджетных средств после перехода на электронные аукционы?

— Экономия бюджетных средств составила за три года более 500 млрд рублей. Причем это не какие-то абстрактные деньги, оставшиеся в каких-то бюджетах. Это наши с вами дополнительные возможности увеличивать пенсии, платить выше зарплаты бюджетникам, покупать больше лекарств или строить больше дорог.

Но когда мы в стране перейдем на электронные аукционы, то получим экономию не менее одного триллиона рублей в год. И это даже заниженная цифра. Это всего около 20% от общего консолидированного объема госзаказа, который составляет около 4,5- 5 трлн рублей в год. А на электронных аукционах экономия достигает и 30, и 50, и 70 процентов без ущерба для качества. Причем торги выигрывают не какие-то компании-однодневки, а серьезные, крупные компании — лидеры рынка в своих сферах.

— Экономия, конечно, большая, однако многие эксперты утверждают, что при проведении аукционов выигрывает всегда цена, а качество страдает. Как решать вопрос качества?

— Обоснованно исключив в ФЗ-94 административную предквалификацию, мы обязаны дать заказчику полноценную экономическую предквалификацию участников, с чем возникли большие проблемы. Поэтому вторым важнейшим направлением реформы, помимо перехода на электронные аукционы, является повышение качества выполнения государственных контрактов. С 23 августа 2009 года вступили в силу поправки, согласно которым на новых электронных аукционах страхование ответственности как форма обеспечения обязательств предпринимателей по контракту применяться не может.

Дело в том, что очень часто при обращении заказчиков страховые компании отказывали им в выплатах на основании как собственных правил, так и пользуясь несовершенством действующего страхового законодательства. В результате страхование превратилось в раздачу за деньги пустых бумажек, которые никому ничего не обеспечивают.

Также у заказчиков появилось право устанавливать в требованиях торгов, на что распространяется финансовое обеспечение, которое представляет предприниматель (не от кого оно должно быть получено, а на что оно распространяется, какие риски, какие убытки заказчиков обеспечение покрывает).

Эти меры должны серьезно изменить ситуацию, в результате чего на госзаказе должны остаться только надежные компании. При этом, конечно, многое зависит и от заказчика, в т.ч. от того, насколько квалифицированно он установил требования по качеству к товару, работе или услуге.

— Как вы считаете, станет ли заказ на сто процентов конкурентным?

— Добиться того, чтобы в подавляющем числе случаев государственный заказ был действительно конкурентный, возможно. И я думаю, что это очень серьезно изменит экономику нашей страны в целом. И не только с точки зрения развития предпринимательства, конкуренции и борьбы с коррупцией. Введение электронных аукционов будет огромным шагом вперед в компьютеризации всей страны и перехода ее к электронным технологиям в самых отдаленных территориях. Эффект будет колоссальный, посильнее всех федеральных целевых программ в этой сфере вместе взятых.

— Есть ли реакция на такие новшества из-за рубежа?

— Наши соседи по Европе с удивлением, а в некоторых случаях и с хорошей завистью смотрят на то, что происходит в России. По информации из МИДа, у них не получается создать централизованную систему электронных аукционов именно из-за наличия административной предквалификации, т.е. возможности чиновников выставлять любые произвольные требования к участникам. В развитии системы госзаказа мы серьезно обогнали и Европу, и Соединенные Штаты Америки. Но мы не против поделиться с коллегами из других стран нашим опытом.