Главное об электронных закупках

Торги по новым правилам:

Торги по новым правилам:

как законодательные изменения повлияют на закупки госкорпораций?

Что изменится в закупках корпораций в свете последних поправок к закупочному законодательству? Готовы ли крупные госкомпании к цифровизации и новым правилам работы с малым бизнесом? Как они планируют закупки, по каким критериям оценивают их эффективность и какие цели ставят перед собой в этой сфере? На вопросы Т94 отвечает директор департамента методологии и организации закупок Росатома Инна Мельченко.

Т94: В 2018 году вступили в силу несколько важных законодательных инициатив в области закупок, а летом вступит в силу вторая порция поправок. Как они отразятся на деятельности крупных заказчиков?

Инна Мельченко: Поправки в закон о контрактной системе, вступающие в силу с 2018 года – это долгожданный шаг для нас. Некоторые вопросы нуждаются в дополнительном обсуждении, но в целом поправки к 44-ФЗ и 223-ФЗ – позитивны для рынка.

Мы встречались с коллегами из других госкомпаний и обсуждали перечень вопросов для совместной проработки с Министерством финансов и Торгово-промышленной палатой. Например, необходимо прийти к консенсусу в вопросе исключения из-под регулирования 223-ФЗ всей цепочки закупок для исполнения иностранных заказов. Сегодня нормой исключается только головной контракт – контракт головного исполнителя с субподрядчиком первого уровня. Но ведь за ним тянется целая цепочка из множества звеньев и во всех этих договорах транслируются условия иностранных заказчиков. У нас нет цели выводить их из-под контроля, наша задача – сделать эти контракты исполнимыми. Надо учитывать, что по зарубежным проектам условия диктует иностранный заказчик. Потому мы обращаемся к законодателю с инициативой по совершенствованию нормативных актов в этом направлении. Например, одно из предложений – закрепить в законе право заказчиков проводить аудиты участников закупочных процедур до заключения договора.

Т94: Как право проведения аудита помогло бы, к примеру, Росатому?

ИМ: Аудит – оценка степени соответствия участника закупочной процедуры требованиям заказчика – обязательный пункт всех контрактов с иностранными заказчиками. Заказчик проверяет достоверность сведений, представленных участником на стадии закупки, убеждается в реальном, а не декларативном соответствии поставщика требованиям, тем самым снижает свои риски неисполнения обязательств по проекту. Хотелось бы, чтобы это практика была учтена в 223-ФЗ и 44-ФЗ.

Т94: С 2019 года все закупки должны быть переведены в электронную форму. Все ли компании, работающие по 223-ФЗ, готовы к этому? Какие основные препятствия Вы видите для реализации этой инициативы?

ИМ: Автоматизация в целом — важная часть развития системы закупок и госкомпании вкладывают значительные ресурсы в этот процесс. Так, Росатом давно полностью перешел на электронные торги, закупочная система функционирует на базе автоматизированной системы, активно внедряем каталогизацию, проводим полную интеграцию по всем стадиям реализации наших проектов и т.д. Так что, госкомпании готовы к этому.

Т94: На прошедшем в январе 2018 года Гайдаровском форуме глава департамента политики в сфере контрактной системы Минфина Татьяна Демидова объявила курс на полную цифровизацию закупок, причем обкатку технологий будут проводить на закупках у МСП. Как в ГК Росатом устроена такая работа с МСП?

ИМ: Мы провели большую работу по оптимизации сотрудничества с небольшими компаниями. Мы развиваем Электронный магазин – специальные торги по упрощенной схеме на заранее определенных условиях. В работе Электронного магазина лучше идти от номенклатуры. Если речь идет о простой продукции вроде канцелярии, нет смысла тратить время на сбор заявок и искусственно усложнять закупку. Сегодня есть идеи и по расширению номенклатуры Электронного магазина, что значительно упростит жизнь как заказчику, так и малому бизнесу.

Т94: И такое упрощение закупок не навредит госкорпорациям?

ИМ: Упрощение, безусловно, не должно касаться организации технологически сложных процессов, строительства особо опасных объектов, изготовления высокотехнологичного оборудования. В этом случае у заказчика должно быть право выставления особых требований к потенциальному исполнителю, права проведения на стадии отбора аудита, который подтвердит возможность исполнения договора подрядчиком/исполнителем.

Российский вице-премьер Дмитрий Рогозин сейчас говорит ровно об этом: низкое качество – это недостаточный контроль на каждом этапе, начиная с самой закупки. Мало иметь лицензию и персонал, необходим опыт и технологическое оборудование. Поэтому заказчик должен понимать уровень компетентности будущего исполнителя.

Для себя мы определили и разделили всю продукцию на простую и технологически сложную.

Есть и еще один пласт. Эту категорию мы называем критически важной продукцией – это когда срыв сроков поставки и поставка продукции ненадлежащего качества могут привести к серьезным последствиям, срыву строительства, производства оборудования. При несоблюдении сроков поставки оборудования, ввода объекта, в силу вступают огромные штрафные санкции. Именно поэтому на каждом этапе реализации зарубежного проекта заказчик контролирует исполнения условий контракта. Такую практику необходимо применять и при реализации отечественных проектов. Это позволит максимально повысить качество и соблюсти установленные сроки исполнения договоров. Нашу инициативу, кстати, поддерживает ряд ведущих технологичных российских компаний.

Т94: Какие задачи стоят перед ГК Росатом на 2018 год и в перспективе 5-ти лет? Какие задачи стоят перед Вами как руководителем закупочного подразделения? Какую роль Вы себе отводите: точное соблюдение процедур или своевременное обеспечение ГК всем необходимым?

ИМ: Росатом реализует проекты по сооружению 33 атомных энергоблоков в 12 странах мира. Кроме этого, у нас в стране планируется строительство примерно 13 гигаватт замещающих мощностей до 2035 года. Итого около 40 блоков. Для решения поставленных задач необходимо организовывать закупки таким образом, чтобы оборудование приобреталось сразу на серию станций. Для этого мы запустили процесс типизация технических требований с открытым профессиональным обсуждением с изготовителями, внедряем категорийное управление закупками. Мы рассматриваем вопрос создания квалифицированного закупщика на базе АО «Дирекция единого заказа», который будет заниматься закупками комплексных лотов для строительства зарубежных станций.

Что касается принципов работы в Росатоме, то наш закупочный блок, как и другие подразделения Госкорпорации, составляют единый механизм. Закупки – это часть большого процесса реализации наших значимых проектов. Это процесс, который всегда должен быть организован грамотно и корректно, чтобы достичь общей цели – пуска в установленные сроки качественного и безопасного объекта.

Т94: Что Вы называете успешной, состоявшейся закупкой? За счет чего обеспечивается это результат (какими средствами)? Какие основные сложности Вы видите в закупочном процессе?

ИМ: Сегодня в своей работе и в нормативных документах мы уходим от понятия исключительно экономической эффективности. Мы говорим, что закупка должна быть балансом между экономической эффективностью, рациональностью технических характеристик, качеством и сроком исполнения. Конечно, есть масса примеров, когда результат закупки это и экономия и своевременное, качественное исполнение победителем закупки обязательств, но это всегда риск, причем часто неоправданный. Проблема качества остро стоит во всех промышленных областях. Поэтому сегодня во всех подразделениях Росатома взят курс на общие показатели эффективности, исходя из интересов всей госкорпорации и ответственность за конечный результат. И результата можно добиться только колоссальной работой, которая начинается задолго до самой закупки.

Бизнес-сообщество необходимо уведомлять о запланированных закупках заранее, поэтому мы внедрили у себя многолетнее планирование и сделали это еще до того, как эти нормы появились в 44-ФЗ и 223-ФЗ. Мы проверяем поставщика, анализируем рынок и выбираем рациональное техническое решение. На это нужно время. Бывает и такое, что оборудование необходимо поставить срочно. Для решения этой проблемы у нас запущен процесс типизации технических требований.

Рынок стремительно развивается, появляются новые технологические решения и новые поставщики, изготовители, при этом у них отсутствует референтный опыт. В этой ситуации надо провести широкий анализ: что нужно купить у надежного и проверенного поставщика, а где можно рискнуть и заказать инновационную продукцию. Во втором случае необходимо тщательно проработать техническое решение, провести техническое обследование процессов. Это даже не закупка, а работа по формированию потребности. Следом проходят процессы типизации и бюджетирования. Для проведения более эффективной закупки на хороших условиях у нас запущен механизм категорийного управления.

Т94: Какие области закупочного процесса ГК Росатом автоматизированы? Какие системы Вы используете? Какова роль ЭТП в закупках ГК Росатом и с какими площадками Вы сотрудничаете?

ИМ: В техническом плане у нас действительно автоматизировано многое. Наша единая информационная система закупок интегрирована с тремя электронными площадками – ЕЭТП, Фабрикантом, B2B-Сenter. Деление по ним у нас принципиально – по 33,3% наших закупок на каждую.

Сегодня мы активно развиваем систему, которая направлена на исполнение договоров, в том числе через установление точек контроля в ходе исполнения. Такой пункт обязательно будет включаться во все контракты. С этой целью создается IT-система, которая будет называться ЕОС-Качество.

Т94: Какие задачи Вы себе ставите в области управления поставщиками? По каким принципам вы строите работу с ними?

ИМ: Мы планируем развивать у себя референтную оценку. Она будет складываться, в том числе, из результатов анализа исполнения договора. Пример: приходит поставщик с большим опытом исполнения, но опыт опыту рознь. Иногда у подрядчика опыт есть, но, например, на каждой приемке продукции возникали проблемы. Конечно, это не повод отказываться от подрядчика, если он докажет, что исправил коренные причины этих несоответствий. Но если причины сбоев не устранены, то в этом случае опыт не может быть признан положительным.

Вопрос работы с поставщиками вообще очень актуален для нас. Традиционно в схеме поставщик-закупщик общение между сторонами не принято. Однако диалог с бизнесом необходим, когда речь идет о типизации технических решений, рассмотрении новых подходов. С этой целью в Росатоме внедряется процедура профессионального обсуждения. Так мы планируем получать обратную связь от поставщиков, а у них, в свою очередь, появляется возможность демонстрировать нам свои технические решения. Только двусторонний диалог позволит нам решить все поставленные задачи, привлечь к проектам надежных, квалифицированных исполнителей.

Один из важных направлений нашей деятельности – аудит поставщиков. По результатам проверок изготовитель получает рекомендации по развитию производства и настройке процессов. И если поставщик заинтересован работать с предприятиями отрасли, то он должен быть готов соответствовать всем заявленным требованиям.

Т94: Как вы работаете со сравнительной информацией, сопоставляя эффективность закупок вашей компании и отрасли в целом (бенчмаркинг)?

ИМ: Мы анализируем эффективность своих закупок с 2010 года, в том числе, по количеству участников торгов, длительности закупочных процедур и т.д.

Уже несколько лет мы первыми отторговываем госзакупки. Знакомство с техническими заданиями начинаем проводить с сентября, торговать – в декабре, как только бюджет на следующий год принят. К этому моменту вся закупочная документация уже согласована и подписана. По опыту скажу, что в марте значительный объем госзакупок у нас, как правило, уже отторгован.

Что касается экономии, достигнутой на торгах и количества участников, то на закупках простой, серийной продукции эти показатели хорошие. Но есть и особые закупки, которые обусловлены нашей спецификой, что само по себе снижает конкуренцию из-за необходимости поставщиков иметь особые сложные лицензии и допуски.

Т94: Какой прогноз для рынка ЭТП вы можете сделать на 2018 год, основываясь на тенденциях и дискуссиях года 2017? Развития каких трендов вы ожидаете в перспективе ближайших пяти лет?

ИМ: Надеюсь, что в 2018 году нас ждет разворот всех закупок в сторону качества, а не цены. Второе – это каталоги, без которых закупки развиваться не смогут. Адекватные единые каталоги решат многие насущные проблемы системы закупок. Сегодня у каждого заказчика свои номенклатурные группы, свои перечни, и это большая проблема. Именно поэтому данному вопросу необходимо уделить пристальное внимание.

Инна Мельченко
Директор департамента методологии и организации закупок Росатома