Главное об электронных закупках

Торг уместен

Электронные аукционы в России уже давно не экзотика, а повседневная практика. Основные преимущества площадки "Сбербанк-АСТ" - существенная экономия времени и средств. Интервью с председателем совета директоров ЗАО "Сбербанк-АСТ" Николаем Андреевым.

Торг уместен

Сегодня электронные торги все больше вытесняют привычные формы организации экономических отношений. Достаточно сказать, что с 1 июля 2010 года почти все госзакупки в стране совершаются в электронной форме. О том, почему "бумажные" аукционы уходят в прошлое и стали ли им достойной альтернативой электронные торги, рассказывает председатель совета директоров ЗАО "Сбербанк-АСТ" Николай Андреев.

— Николай Юрьевич, скажите, чем был плох традиционный "конвертный" аукцион?

— Тем, что он морально устарел. И тем, что давал очень широкое поле для коррупции — с пресловутыми "откатами" и "распилами". И как результат — низкий процент экономии, ради которой все эти аукционы и затевались. В случае же с электронными торгами коррупционная составляющая сведена на нет. Все участники торгов проходят под обезличенными номерами, и совершенно не ясно, кто и под каким номером участвует. Нет никакой возможности как-то повлиять на процедуру торгов, дать взятку. Из-за этого экономия по лоту в среднем теперь достигает 10-15% от первоначальной стоимости. Есть у нас и более показательные примеры. В частности, снижение цены по прошлогоднему конкурсу на реконструкцию Эрмитажа составило около 70%. Помимо прозрачности у электронных торгов есть и еще одно преимущество: срок проведения электронных аукционов сократился по сравнению с "бумажными аналогами" минимум в два раза. Сейчас длинный аукцион проходит за 20 дней, а короткий — всего за 7 дней.

— А в чем преимущества вашей электронной площадки?

— Удобство и простота. Если вы откроете, к примеру, интерфейс "Сбербанк-АСТ" — то он достаточно прост и понятен. Им очень легко пользоваться. Если вдруг не получается, всегда можно позвонить в call-центр и получить консультацию. В особо трудных случаях можно пройти обучение на примере нашей электронной площадки в 200 специальных образовательных центрах по всей России. Еще одной нашей особенностью является уникальный и высокотехнологичный программно-аппаратный комплекс. Стоит отметить и защищенность нашей серверной базы. Как часть Сбербанка, который всегда очень трепетно относится к своим серверам, мы в данном случае проявили двойную заботу о серверах "Сбербанк-АСТ". 

— Кто и как может стать участником интернет-торгов?

— Это может быть абсолютно любая компания, представитель малого и среднего бизнеса или индивидуальный предприниматель. Кстати, до-ля последних в общем объеме электронных торгов в прошлом году составляла около 7%. Ну а львиная доля приходится все-таки на малый и средний бизнес. Стать участником аукциона легко. Достаточно пройти аккредитацию, установить на свой компьютер криптографическую программу, завести цифровую подпись, и все — можно принимать участие в торгах. Выигравший поставщик платит нам комиссию — всего 3000 рублей. Согласитесь, в сравнении с контрактом на сотни тысяч, миллионы, которые он получит, — это мизер. Есть еще одно обязательное условие участия в электронных аукционах, введенное поправками в 94-й закон "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", — это финансовое обеспечение. Каждый участник торгов вносит на наш счет от 0,5 до 5%. Делается это для того, чтобы участники аукциона не "заигрались" и относились к процессу очень серьезно, а не тыкали бы безумно пальцами по кнопке, демпингуя в цене. После завершения аукциона залог через некоторое время автоматически возвращается им назад.

— Что может стать предметом закупок?

— Абсолютно все! Любые товары, работы и услуги. А вот эффективно это будет или нет — уже вопрос. На мой взгляд, эффективно можно закупать все то, что подлежит нормированию и описанию, то есть то, для чего можно прописать техническое задание. 

— А какой спектр услуг предлагает "Сбербанк-АСТ"?

— На сегодняшний день "Сбербанк-АСТ" — это не одна электронная площадка, а семь. Первая торговая площадка — для госзаказов. Самая большая (на ее долю приходится почти 90% оборота) и самая активная — на ней в день проходит до 1500 аукционов. 
Вторая — для коммерческих организаций, которые также не прочь минимизировать свои расходы при закупке товаров и услуг. Третья — это площадка самого Сбербанка, на которой он приобретает что-то для себя, своихтерриториальных банков и т.д. Четвертую мы разработали специально для "Аэрофлота", для обслуживания пассажирских и грузовых перевозок. Пятая площадка — для проведения открытых торгов в электронной форме при продаже имущества предприятий-должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве.
Два проекта у нас с Министерством экономического развития России. В первом случае МЭР РФ выбрало нас оператором для обслуживания общероссийского сайта госзакупок. По второму проекту наша площадка, надеюсь, может стать оператором для продажи приватизируемого государственного имущества.

— Какими объемами оперирует сейчас "Сбербанк-АСТ"?

— Начну с того, что хотя электронные аукционы и не зародились в России, но мы продвинулись гораздо дальше наших зарубежных коллег. Смотрите: в Великобритании, к примеру, за весь прошлый год и половину 2009-го для госзаказчиков было проведено аукционов на 5 млрд фунтов (примерно 200 млрд рублей). 
При этом только на одной площадке "Сбербанка-АСТ" этот показатель за прошлый год был превышен примерно в несколько раз. Общее количество заказчиков по состоянию на 12 апреля у нас порядка 186 тыс., поставщиков — более 65 тыс. Количество объявленных аукционов — около 150 тыс., при этом среднее число участников на торги — более 5.
В целом наша доля на российском рынке по количеству объявленных аукционов составляет около 65%.

— Как бы вы тезисно описали экономический эффект электронных торгов? 

— Главное — это снижение закупочных цен, консолидация закупок, сокращение издержек на закупки и их контроль. На последнем тезисе я хотел бы остановиться подробнее. Обращаю ваше внимание на тот факт, что площадка никакого контроля закупок не проводит. Здесь ценность в контроле со стороны общественности, которая зорко следит за золотыми кроватями и дорогими лимузинами для чиновников. 
Иногда случаются забавные казусы. Приведу один пример, за который моментально ухватилась "желтая" пресса. В Республике Дагестан объявили электронный аукцион на 44 млрд рублей под названием "СпрЫмление реки Терек". Когда на данную тему пошли разговоры, выяснилось следующее: данный аукцион был не на "спрЫмление", а на "спрЯмление".
Если бы заказчик допустил только орфографическую ошибку, так и цена — на самом деле — была не в миллиардах, а 44 млн рублей. Аукцион переигрывался три раза. Представитель заказчика (Западно-Каспийского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов) даже не удосужился признаться прессе в своих ошибках.
Советуем всем не прошедшим обучение участникам размещения процесса госзакупок пройти обучение в специальных образовательных центрах во избежание подобных казусов.
  Поймите, если мы будем исправлять "спрЫмление" и прочие такие вещи, вставлять запятые и т.д., то получится, что мы начнем влиять на процесс. А это недопустимо законом.