Главное об электронных закупках

Рейтинг эффективности закупок:

объективна ли оценка регионов?

Рейтинг эффективности закупок:

Начало нового года традиционно становится временем для подведения итогов предыдущего. Один из первых рейтингов эффективности региональных закупок, правда, в 1 полугодии 2017 г., опубликовал Аналитический центр при Правительстве РФ. Т94 узнал у экспертов, насколько рейтинг эффективности отражает сложившуюся на рынке региональных госзакупок ситуацию.

Аналитический центр при Правительстве РФ совместно с ресурсом "Закупки 360" представили рейтинг эффективности региональных закупок в первом полугодии 2017 г. Позиции регионов в рейтинге определяются на основании индекса эффективности, который рассчитывается как сумма произведений значений каждого из пяти критериев – конкурентности, экономности, эффективности планирования, конфликтности и подозрительности закупок, и веса этого критерия.

В описании рейтинга сказано, что приведенные расчеты осуществлялись на основе данных, актуальных на 8 декабря 2017 г. Общий объем закупок, попавший в анализ для его формирования, составил 1,9 трлн руб., из них почти 70% – закупки региональных заказчиков. По суммарному показателю эффективности госзакупок лидирующие позиции в рейтинге (1–3 места)  занимают Ульяновская, Кемеровская области и Хабаровский край соответственно. В конце списка (85-83 места) оказались Республика Ингушетия, Республика Карачаево-Черкесия и Чеченская Республика.

В целом по России в первом полугодии 2017 г. среднее количество заявок, поданных на конкурс, выросло до 3,2, число допущенных участников — до 2,8 (3,0 и 2,7 в 2016 г. соответственно). Значительно – до 0,26% в 2017 г. против 0,6% в 2016 г. – уменьшилась доля закупок, в отношении которых были поданы жалобы, признанные ФАС России обоснованными, в том числе частично.

Продолжается снижение средней стоимости одного дня заключенного контракта – в 2017 г. она составила 9,3 тыс. руб., в 2016 г. – 13 тыс. руб., в 2015 г. – 20 тыс. руб. Более 64% закупочных процедур конкурентного типа происходило при участии как минимум 2 претендентов, что на 3% больше, чем годом ранее. Общий уровень экономии по результатам конкурентных закупочных процедур региональных и муниципальных закупщиков в первом полугодии 2017 г. составил 8,4% (в 2016 году – 9,2%).

Около 75% региональных госконтрактов (по стоимости) приходится на топ-100 крупнейших поставщиков. В 59 регионах России более 40% контрактов (по количеству) заключено с поставщиками, входящими в топ-100 (в 2016 году – в 65 регионах). Около 16,9% контрактов было заключено со средними или малыми предприятиями (в стоимостном выражении). Среднее число заявок на таких конкурсах составляло 3,3, а допущенных – 2,9.

"Связанных с закупками рейтингов становится все больше, и рассматриваемый – один из них, – говорит Георгий Суходольский, руководитель Аналитического центра "Интерфакс-ProЗакупки". – С одной стороны, это хорошо, т.к. позволяет оценить различные аспекты закупок. С другой стороны, в результате разные участники систем закупок ориентируются на разные рейтинги ".

Напомним, что в основе данного рейтинга лежит показатель эффективности, определяемый на основании пяти основных критериев. Критерий конкурентности учитывает показатели, характеризующие конкурентную среду в закупках, такие как доля закупок, совершенных конкурентными способами, число поставщиков, привлеченных к участию в закупках, и доля закупок, проведенных для субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций, а также число привлеченных участников данных закупок.

Критерий экономности отражает размер экономии на закупках. Критерий эффективности планирования определяется на основании количества изменений в планах закупок заказчиками и данных о числе контрактов, заключенных с падением в 25% и более от начальной максимальной цены контракта.

Критерий конфликтности – это показатель числа выявленных процедурных нарушений в регионе. В основе критерия подозрительности закупок – стоимость контракта в расчете на один день его исполнения, доля контрактов, заключенных с участниками, предложившими максимальную цену, а также доля контрактов в стоимостном выражении, которая приходится на наиболее крупных поставщиков региона.

"В целом использованная при составлении рейтинга методика представляется сегодня одной из лучших, – уверен Дмитрий Казанцев, начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center. – Безусловно, можно спорить по поводу положения в рейтинге отдельных регионов (несколько позиций меня чрезвычайно удивили), но общая картина кажется самой близкой к реальности среди всех виденных мной по итогам этого года оценок". По его мнению, чрезвычайно важны и заслуживают самой положительной оценки подходы, при которых исследователи уходят от формальных количественных показателей и пытаются в каждом из опубликованных разделов методики учитывать показатели качественные. Соотношение важности конкуренции с масштабом закупки, риск обратной зависимости между формальной экономией и реальным качеством планирования, доля достающихся крупнейшим поставщикам подрядов – все это верные факторы, без учета которых невозможно адекватно представить не цифры, а именно качество госзакупок.

Тем не менее, у участников рынка есть и ряд комментариев относительно методики составления рейтинга. Так, по словам Антона Емельянова, гендиректора Единой электронной торговой площадки (ЕЭТП), делать вывод о подозрительности закупки на основании средней стоимости одного дня исполнения контракта преждевременно – необходимо также учитывать полную стоимость товара или услуги, которая может быть достаточно высокой. Также невозможно в полной мере оценить негативный эффект от закупок у крупных региональных поставщиков – для этого необходим серьезный анализ стоимости предоставляемых ими товаров и услуг.

По мнению Дмитрия Казанцева, при составлении рейтинга было бы полезно, по крайней мере в выборочном режиме, проанализировать соотношение цены закупки с рыночными ценами, оценить обоснованность закупок и т.п.

"Заложенные в рассматриваемый рейтинг показатели, безусловно, важны, но при этом они касаются больше процедурной стороны торгов, а не конечной цели, ради которой проводилась закупка, – напоминает Георгий Суходольский. – И, соответственно, из него не видно, насколько качественно удовлетворена исходная потребность, или, может быть, ее вообще надо было удовлетворять иным продуктом и иным способом". Например, 50% веса от всех критериев отданы "конкурентности". Но всегда ли при закупке требуется максимальная конкуренция, или в определенных сегментах правильней заниматься персональным развитием инновационных поставщиков, а может быть сразу и цепочек поставок? При высокой конкуренции конкурируют ли между собой независимые производители или несколько представителей одного и того же холдинга создают видимость конкуренции? Тем не менее, критерий конкурентности проработан в рейтинге вполне детально, отмечает эксперт. "Если бы можно было автоматически формировать рейтинг, включающий  все необходимые элементы эффективности закупок, его бы наверняка уже давно сделали. И это общая проблема составителей любых подобных рейтингов в сфере закупок, как именно оцифровать такие экспертно-анализируемые показатели, как "приобретение товаров, работ, услуг, необходимость в которых отсутствует или наступит по истечении значительного промежутка времени с момента закупки" и иные подобные (см. Методические рекомендации Счетной Палаты РФ по проведению аудита в сфере закупок, утв. протоколом Коллегии Счетной палаты РФ от 30.06.2017 № 39К)", – говорит Георгий Сухадольский.