Главное об электронных закупках

Поправка на цифру

ЭТП ГПБ о цифровых сервисах для качественного исполнения нацпроектов

Поправка на цифру

Газпромбанк – один из крупнейших инвесторов в России, вкладывающий деньги в инфраструктурные долгосрочные проекты в различных отраслях экономики. Электронная торговая площадка Газпромбанка, в свою очередь, помогает компаниям взаимодействовать между собой, координирует масштабные стройки и крупные поставки, а также предлагает композитные сервисы для сложных бизнес-процессов. Генеральный директор ЭТП ГПБ Михаил Константинов рассказал об особенностях работы с регионами и о том, как зарабатывают электронные площадки в условиях низкой финансовой отдачи от закупок по 44-ФЗ.

– Рынок электронных площадок меняется каждый год, большая часть изменений связана с обновлениями в законодательстве. Какие главные события на рынке ЭТП вы можете выделить в 2019 году? Как они сказались на операторах, заказчиках и поставщиках?

– Для рынка 2019 год был достаточно спокойным, не было серьезных изменений, существенно повлиявших на игроков рынка. Более того, по итогам года мы не увидели и экономического роста. По данным Росстата, в устройстве экономики и отраслей, где очевидно присутствие государства – строительство, судостроение, топливно-энергетический комплекс – принципиальных изменений не произошло. Другой вариант объяснения – законодательные новеллы не дали быстрого эффекта. Можно предположить, что в 2020 году тенденция продолжится, и законодательные изменения не будут существенны.

– Полтора года назад ЭТП ГПБ вошла в пул из восьми площадок, аккредитованных для размещения госзаказа. Подводя итоги за этот период, что вы можете сказать о перспективности работы площадки в 44-ФЗ? Ведь с экономической точки зрения работа с госзаказом площадке не выгодна, денег там нет.

– Если не напрямую в самом законе, то в подзаконных актах все правила жизни участников закупочного процесса, включая операторов, подробно и строго определяются правительством. В рамках 44-ФЗ, где все площадки по сути своей одинаковые, не может появиться технологический или сервисный лидер. И для работы с госзаказом операторы проходят аттестацию, где к ним предъявляются единообразные требования. Поэтому сегодня убедить заказчиков перейти с одной площадки на другую – это условность, а сам процесс скорее похож на состязание риторов, осуществляющих продажи.

В регионах ситуация сейчас особая. На местах произошла смена власти, теперь там работают смешанные дисциплинированные команды. Они не стремятся возвеличить себя, занять доминирующее положение или получить какие-либо преференции. У них есть четкое представление о задачах, которые нужно решать в рамках стратегии развития своего региона, которые, в свою очередь, укладываются в национальные проекты. Большинство из них начинается со строительства инфраструктурных объектов. Но за этим стоит глобальная цель – экономическое развитие страны с объективным желанием создать рабочие места, повысить производительность труда. В этом развитии и движении вперед участвует каждый субъект. Именно здесь открываются перспективы для композитного сервиса, который в нашем случае формируется банком, его промышленной группой и цифровыми сервисами, которые предоставляет банк. К примеру, лизинг. Он работает в 44-ФЗ именно для исполнения основных целей и задач национальных проектов, в связке со стратегий развития в конкретном регионе. Также, хотя и не напрямую, в контрактной системе есть место и факторингу. Я говорю о малом и среднем предпринимательстве, которое с помощью факторинга можно и нужно развивать. Все это важные инструменты развития региона.

Еще оператор может предложить систему контроля, потому что нацпроекты без него не могут выполняться. У нас есть возможность предоставить расширенный и детальный контроль, например, строительства объектов. Это глубокое управление на основании экономической модели конкретной стройки. Мы можем показать региону, что через 10-15 лет появится определенный слой среднего бизнеса, который будет обслуживать этот построенный объект и создаст вторую производную, которая принесет ему и налоги, и занятость людей, и повысит общей уровень достатка населения, сделав его существенно больше, чем сейчас. Сюда же входят закупки как один небольшой сервисный элемент, которым ЭТП ГПБ тоже занимается. И в этом есть потенциал развития и основа нашего диалога с каждым регионам.

– Назовите основные сервисные направления, которые ЭТП ГПБ планирует развивать в 2020 году. Откуда площадка как бизнес планирует получать прибыль?

– Вся экономическая выгода для нас сейчас находится в композитно-сервисной модели совместного развития не только с регионами, но и другими провайдерами подобного сервиса. Мы будем работать дальше над управлением строительства инфраструктурных объектов, как в материальных объемах, так и в деньгах. Сделаем акцент на сервис для проектного инвестора, который хочет сделать стройку прозрачной и привлекательной для соинвесторов в силу своей понятности.

В Газпромбанке, кстати, сейчас объем проектов по государственно-частному партнерству и концессионным соглашениям один из самых крупных в стране. Газпромбанк – один из крупнейших инвесторов в России, который вкладывает деньги в инфраструктурные долгосрочные проекты во все сферы экономики, включая агропромышленный комплекс, машиностроение, горнодобывающую промышленность. Наши активы присутствуют почти во всех отраслях.

Еще важное направление инженерной номенклатуры – это построение промышленной кооперации. Единая номенклатура, которая детально описывает не только изделия, но и инженерную готовность конкретного производства – это большая цель, которая позволит выстраивать длинные цепочки коопераций и работать в едином технологическом процессе.

Кроме того, современные инвесторы накопили огромный индустриальный опыт и знания в конкретных видах производства и типах инфраструктурных сооружений, но они должны сверять свои представления и интуитивные ощущения, чтобы видеть объективную картину. В конкретных областях мы в этом им помогаем, причем вся экспертиза применима к национальным проектам, проектам ГЧП, концессиям, и проектам по созданию нового инновационного производства, задуманного несколькими индустриальными инвесторами.

– С планами развития ЭТП ГПБ понятно. Давайте теперь посмотрим в сторону рынка. Как вы думаете, почему большинство площадок не выполняют 5% критерий по закупкам в рамках 223-ФЗ у МСП?

– Площадки, которые уже давно работают, этот критерий выдерживают, а у остальных это не получится сделать и за два года. Дело в том, как я уже сказал, что заказчики не заинтересованы переходить с одной площадки на другую, потому что они все одинаковые и смысла в переходе коллеги не видят. И все-таки перспективы развития есть у того оператора, который начинает создавать серьезные проекты, является носителем понятного интерфейса. Который выступает «единым окном» – точкой доступа к композитному сервису, который позволяет реально управлять конкретным объектом через посуточный срез происходящего в портфеле проекта. На ЭТП ГПБ вся эта история только начинает развиваться, но мы уже видим прямую связь этой работы с национальными проектами и планируем развиваться вместе с экономикой страны.

– Получается, основные деньги приходят за счет сервисов. А как вы привлекаете к закупкам тех, кто не обязан проводить их в электронном виде?

– Как раз композитные сервисы мы и предлагаем коммерческим компаниям, но с высокой адаптированностью к их специфическим бизнес-процессам. Если госкомпании публичны и их бизнес-процессы достаточно прозрачны, то с коммерческими заказчиками все иначе. У успешной компании ее производственный процесс – это ноу-хау и тайна, потому что это ее конкурентное преимущество на рынке, поскольку она смогла найти такие процессы и стала лидером. И мы очень ценим, когда такие компании нам доверяют и хотят вместе с нами разрабатывать новые процессы.

Но мы, конечно, строим и совместные сервисные модели. К примеру, с одним из крупнейших игроков планируется развитие сервисной линейки цифрового логистического оператора, которая позволит осуществлять контроль от момента поступления  комплектующих на завод-изготовитель со всеми этапами заводского контроля, сборки и отгрузки, до точки производства работ. И все это в цифровом виде, в реальном времени или по факту наступления события. Ни одна ЭТП не может обладать нужным уровнем экспертизы, поэтому мы говорим о том, что драйвером развития такой сервисной линейки станет наш единомышленник, бизнес-партнер. Это будет не только уникальный опыт, но и доходная история для обеих сторон, которая поможет решить извечную проблему закупки – какова ее эффективность с точки зрения того технологического цикла для которого она осуществлена. То есть не по принципу 44-ФЗ – чем дешевле, тем лучше, а по принципу – как мы купили и как внесенные текущие капитальные затраты на приобретение сэкономят впоследствии операционные расходы на обслуживании, с точки зрения технических характеристик и точнейшего соответствия конструкторской документации изготовления.

Еще одно направление развития ЭТП ГПБ – это совместное развитие композитных сервисов с крупнейшими драйверами интеллектуального развития промышленности.

– И последний вопрос, как вы считаете, нужно ли для госзаказа восемь площадок или это много?

– Это вечный спор и, честно говоря, довольно бессмысленный. Есть страны, где минимум регулирования и много электронных площадок. А есть, например, Корея, где всего одна площадка. Судя по всему, ЕИС готовится стать единой площадкой для госзакупок. Это видно по объему сервисов, которые на ЕИС появляются. Но остается вопрос, как будут работать коммерческие заказчики. Возможно,  площадки преобразуются в сервис-провайдеров, или же станут примитивным инструментом стыковки внутренней закупочной системы компании с широким рынком, как прокси-сервер. Но рано или поздно компании научатся воспроизводить подобные маневры, так что необходимость в такой примитивной услуге отпадет. Поэтому я делаю ставку на композитные сервисы, адаптированные под нужды бизнеса заказчика.

Беседовал Герман Калышев.

Михаил Константинов
Генеральный директор Электронной торговой площадки Газпромбанка