Главное об электронных закупках

Подрядчик под прикрытием: Заказчик не вправе требовать сведения о бенефициарах

Это снижает прозрачность процедур по 223-ФЗ.

Подрядчик под прикрытием: Заказчик не вправе требовать сведения о бенефициарах

Просьба потенциального контрагента предоставить сведения о бенефициарах закупки может быть не удовлетворена, а согласие на обработку персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию, не требуется. При этом требование о раскрытии информации о бенефициарах способствовало бы созданию прозрачной, конкурентной среды. Подробнее о тонкостях этого вопроса по 223-ФЗ рассказали эксперты Т94.

 

Если рассматривать устоявшийся 44-ФЗ, то при госзакупках в рамках контрактной системы заказчик не вправе требовать от участника сведений о его выгодоприобретателях. Дмитрий Казанцев, начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center, рассказал Т94, что при проведении закупок согласно 223-ФЗ также не предусмотрено подтверждение участником закупки отсутствия конфликта интересов. Подтверждение отсутствия конфликта, а также порядок подтверждения участниками закупки соответствия этому требованию могут быть предусмотрены утвержденным заказчиком Положением о закупке и разработанной на его основе документацией о закупке. А вот представление персональных данных бенефициара – участника закупки, в том числе состоящих лишь из ФИО, по общему правилу возможно только с согласия соответствующего субъекта.

 

"В число требований, устанавливаемых заказчиком к участникам закупки в рамках 44-ФЗ, не входит обязанность предоставления персональных данных о выгодоприобретателях участника закупки, — поясняет Т94 Сергей Фахретдинов, руководитель комитета "Деловая Россия" по развитию взаимодействия бизнеса и госкомпаний. — Закон определяет, что подтвердить конфликт интересов возможно с помощью декларации, форма которой не установлена. Соответственно, требовать такие сведения заказчик не вправе. В 223-ФЗ подобное требование теоретически может быть заранее прописано в документации о закупке".

 

Эксперт также напомнил, что согласно ст. 4.1 закона о закупках, заказчик обязан опубликовать информацию о закупке. Соответственно, бенефициар заранее соглашается с тем, что его персональные данные будут в открытых источниках. Однако такое требование можно отнести к необоснованным, считает Сергей Фахретдинов, ведь в соответствии с п.5, ст.3 223-ФЗ участником закупки может быть любое юридическое или физическое лицо. Подобные ситуации на практике носят исключительный характер.

 

Впрочем, есть сведения, которые должны быть опубликованы или раскрыты в обязательном порядке в рамках закона о персональных данных. Во-первых, это сведения, которые содержатся в раскрываемых акционерными обществами списках их аффилированных лиц, а во-вторых, те данные, которые находятся в общедоступных государственных реестрах, в частности ЕГРЮЛ и ЕГРП.

 

"В любом случае, все персональные данные оформляются только через согласие. Если даже требовать данные не от каждого участника закупки, а от победителя, согласие на предоставление персональных данных можно "зашить" в форму договора. Если точнее, эта информация будет в одном из приложений к договору, которые публикуются на официальном сайте и заранее известны всем участникам, но обязательны для подписания победителем", — говорит Дмитрий Казанцев.

 

По словам Николая Баранова, заместителя директора Центра профессионального развития государственных служащих Академии при Президенте РФ, в рамках 44-ФЗ существуют такие требования к участникам закупки как отсутствие между участником и заказчиком конфликта интересов. Причем под конфликтами понимаются случаи, при которых руководитель заказчика, член комиссии по закупкам, руководитель контрактной службы, контрактный управляющий состоят в браке с физлицами, которые являются выгодоприобретателями. А также с лицами, в том числе зарегистрированными в качестве ИП, – участниками закупки, либо являются их близкими родственниками, усыновителями или усыновленными. Также участник закупки не должен являться офшорной компанией. "Под выгодоприобретателями понимаются физлица, владеющие напрямую или косвенно более чем 10% голосующих акций хозяйственного общества либо долей, превышающей 10% в уставном капитале хозяйственного общества", – напомнил Николай Баранов, добавив, что в рамках 223-ФЗ заказчики используют те же самые требования, только они должны быть прописаны в положении о закупке.

 

Дмитрий Казанцев строго подчеркнул, что не стоит пытаться провести аналогию по этому вопросу с контрактной системой, так как у закона о закупках своя специфика. Например, по 44-ФЗ перечень требований к участникам закупки ограничен в документации, а по 223-ФЗ этот перечень устанавливает сам заказчик в положении о закупках. "Здесь разные правоприменительные практики. Одни считают, что если заказчик четко прописал в Положении о закупке по 223-ФЗ что может требовать сведения о бенефициарах, то он их и требует. Другие же говорят, что возможность публикации сведений о бенефициарах исходит из указов. А именно, есть распоряжение Президента, где определены компании, которые обязаны такие сведения предоставлять", — рассказал Дмитрий Казанцев. Во всех остальных случаях, когда заказчик требует предоставить информацию о бенефициарах, можно говорить о намеренном ограничении доступа участников к закупкам.  По большому счету, далеко не в каждой закупке сведения о бенефициарах имеют важное значение. Так, в рамках бюджетных отношений по 44-ФЗ важно понимать, куда утекают бюджетные деньги. А по 223-ФЗ этот риск опосредован, здесь главный вопрос не влияет ли участник на заказчика.  "Логичнее прописывать в положениях по 223-ФЗ пункт "отсутствие конфликта интересов", чтобы минимизировать риск конфликтов, и чтобы сразу было видно, какое влияние имеют бенефициары участника на заказчика", — отметил Дмитрий Казанцев.

 

Итак, требования о раскрытии информации о бенефициарах закупок по 223-ФЗ могут не удовлетворяться. По сути, они не подкреплены законодательно и в большинстве случаев не влияют на ход торгов. Однако, закрепление таких требований способствовало бы созданию прозрачной конкурентной среды. Эксперты отмечают, что проследить взаимосвязь госкомпании и намеренных закупок у определенных компаний "дочек" и "внучек" было бы легче. Такая информация полезна в первую очередь поставщикам, общественному контролю и государственным контролирующим органам.

Автор: Ангелина Жукова.