Главное об электронных закупках

По итогам 2011 года объем коррупциогенных сделок в системе госзакупок вырос более чем в 10 раз

Буквально на днях Минэкономики опубликовало отчет, согласно которому только в 2011 году объем заказов, размещенных государственными ведомствами без конкурентной борьбы, превысил 3,4 трлн рублей. Другими словами, более 41,4% из 8,3 трлн рублей, выделенных государством на реализацию закупок и выполнение подрядных работ, было потрачено на совершение крайне непрозрачных и коррупцио-генных сделок с участием в процедуре конкурсного отбора одной-единственной фирмы. Согласно отчету Национальной ассоциации институтов закупок (НАИЗ), половина сделок общей стоимостью свыше 1 млрд рублей осуществляется с нарушением закона о конкуренции

По итогам 2011 года объем коррупциогенных сделок в системе госзакупок вырос более чем в 10 раз

В глаза бросается лавинообразный рост потенциально коррупциогенных сделок: если в 2010 году, согласно официальным данным Министерства экономики, объем неконкурентных госзакупок не превышал 336 млрд рублей, а его доля в госзаказе не поднималась выше 13,5%, то по итогам 2011 года объем такого рода сделок вырос более чем в 10 раз. Одновременно с этим даже крайне политкорректная Счетная палата была вынуждена признать скачкообразный рост нецелевого расходования бюджетных средств: с 484 млрд рублей в 2010 году до 718 млрд рублей по итогам 2011 года.

И это минимальная оценка воровства и казнокрадства: по экспертным оценкам, ежегодные потери российской экономики от коррупции составляют 3,5—7% ВВП, или 2—4 трлн рублей. Не случайно доля теневого сектора превышает, по официальной статистике, 17% ВВП, а в действительности зашкаливает за 35—40%. При этом ежегодный объем рынка легализации преступных доходов и «обналичивания» превышает 5 трлн рублей, или 10% ВВП. Ежегодные темпы роста рынка «обналичивания» и вывоза капитала в офшорные гавани со стороны сырьевых олигархов и коррупционеров составляют 25—30%.

Только за последние два с половиной года количество фирм-однодневок, попавших в поле зрения крайне нерасторопных правоохранительных органов, увеличилось в два раза. Не вызывает никакого удивления ситуация, когда вице-премьер Зубков оценивает незаконный вывоз капитала в 1 трлн рублей, премьер говорит о системной коррупции, президент негодует в связи с многолетним срывом гособоронзаказа.

В условиях, когда 41% совокупного государственного заказа и 90% гособоронзаказа размещаются у заранее определенных коммерческих структур, зачастую аффилированных с чиновниками, с нарушением всех возможных процедур конкурсного отбора, в принципе не стоит удивляться беспрецедентному бегству капитала из России и усиливающейся социальной поляризации населения. Уже сегодня более 70% населения России, согласно данным Росстата, живут менее чем на 15 тысяч рублей, а 50% населения, согласно исследованию Института социологии, находятся в зоне бедности. При этом уровень доходов 10% самых обеспеченных и 10% малоимущих слоев населения, согласно официальной статистике, отличается в 16,5 раза, а с учетом прочих доходов (дивидендов, ренты, процентов и т.д.) — в 40 раз по России и в 85 раз по Москве, и разрыв этот неуклонно растет.

Только за последние 3,5 года было выведено из России более $340 млрд, что сопоставимо с 100% федерального бюджета и 18% ВВП в 2011 году. При этом только в первом квартале 2012 года под разговоры о привлечении иностранного капитала и при полном попустительстве властей из страны в спешном порядке было выведено более $35,1 млрд. Это практически в два раза превышает показатель 2011 года ($19,8 млрд) и сопоставимо с уровнем января—марта кризисного 2009 года ($35 млрд), когда российские госбанки увели на валютный рынок 4,6 трлн рублей бюджетных средств.

Однако наибольшие опасения вызывает тот факт, что на протяжении 2007—2011 годов ежегодный статистически учтенный Банком России незаконный вывоз капитала за рубеж варьируется в диапазоне $27—35 млрд, и с ним никто даже не думает бороться. Только в 2011 году из России коррумпированными чиновниками, криминалом, а также сырьевыми и инфраструктурными монополиями было вывезено за рубеж по сомнительным операциям более $32,2 млрд. Это огромная сумма, превысившая суммарные расходы федерального Правительства РФ в 2011 году на науку (553 млрд рублей) и здравоохранение (499,6 млрд). Ее вполне достаточно, чтобы в 4 раза нарастить крайне низкие расходы на ЖКХ (279 млрд рублей), модернизировать изношенную на 75—85% жилищно-коммунальную инфраструктуру и расселить как минимум 1 миллион человек из аварийного и ветхого жилья.

Только за период 2007—2011 годов из России в рамках сомнительных операций было выведено более $163,7 млрд — 10% ВВП и 50% федерального бюджета России в 2011 году. При этом объем потерь от несвоевременно полученной экспортной выручки и предоплаты по импортным контрактам превысил $58,6 млрд (1,72 трлн рублей), что эквивалентно суммарным расходам правительства на поддержку экономики в 2011 году. Еще $27 млрд, или 1 трлн рублей, потеряла российская экономика за последние пять лет от неполученных услуг в счет перевода средств по импортным контрактам.

Однако наибольшие масштабы хищений, легализации преступных доходов и незаконного вывоза капитала наблюдаются в рамках трансграничного перевода средств по фиктивным операциям с ценными бумагами. Только в 2011 году чистые потери от финансовых преступлений превысили $15,8 млрд (это превышает расходы на медицину), а за период 2007—2011 годов перевалили за отметку $82,5 млрд, или 2,4 трлн рублей. Если бы нынешние власти всё-таки решились наступить на карман финансовым спекулянтам, коррумпированным чиновникам и сырьевым олигархам, ежегодно выводящим в офшоры до 5% ВВП, то этих средств вполне хватило бы, чтобы три года покрывать дефицит Пенсионного фонда, без повышения пенсионного возраста, пролонгации рабочего дня до 10 часов и увеличения налогового бремени на несырьевые производительные секторы экономики.

Совершенно удручающим является масштаб фиксируемого, но нераспознаваемого незаконного вывоза капитала по статье «Чистые пропуски и ошибки» платежного баланса России, который по идее должен сводиться с нулевым сальдо, а в России уже много лет сводится с хроническим дефицитом в $8—13 млрд, или 250—410 млрд рублей. По итогам первого квартала 2012 года по этой статье из России было вывезено более $6 млрд, или 180 млрд рублей, что лишь немногим меньше итогового результата 2010 года в $8,3 млрд.

За последние пять лет совокупный объем незаконно утекшего капитала только по этой статье превысил отметку $44,6 млрд, или 1,3 трлн рублей. Вкупе с незаконным выводом капитала через фиктивные внешнеторговые операции, а также мошеннические сделки с ценными бумагами из России за последние 5 лет при полном попустительстве властей утекло более $208 млрд. Именно эту цену заплатила российская экономика за хроническое нежелание властей бороться с коррупцией, ограничивать беспредел монополий и сокращать масштабы незаконного вывоза «нефтедолларов» в офшорные юрисдикции.

Благодаря ограничению незаконного вывоза капитала можно было бы нарастить расходы на науку с нынешних 1,2% ВВП до сопоставимых с США и Японией 3,5—4% ВВП, увеличить поддержку сельского хозяйства с мизерных 0,6% до общеевропейских 1,5—2% и способствовать комплексному техническому перевооружению обрабатывающей промышленности на базе технологий нового и новейшего технологических укладов.

Для того чтобы остановить бесконтрольный вывоз в фешенебельные страны природной ренты узким кругом сырьевых монополистов и коррумпированными чиновниками, а также перестать проедать национальное богатство, необходимо в кратчайшие сроки поднять вопрос об ужесточении надзора за банками, возродить минимально необходимое валютное регулировании и контроль, восстановить принудительную продажу экспортной выручки (до 75% валютных поступлений) и ввести разрешительный характер открытия счетов российскими юридическими и физическими лицами в зарубежных банках. Также на определенный промежуток времени следует ввести обязательное резервирование до 75% от суммы предоплаты и авансов по импортным операциям, наложить ограничения на трансграничное движение капитала (особенно спекулятивного) и ввести жесткий контроль над расходами и имуществом чиновников, а также их родственников и деловых партнеров.