Главное об электронных закупках

Откат On-Line

Приобрести товары и услуги для казенных нужд можно теперь только на электронных аукционах. Однако победить коррупцию при госзакупках с их помощью не получится.

Новые правила госзакупок, в соответствии с которыми приобретать товары и услуги для государственных нужд можно только на электронных торгах, в полном объеме действуют с 1 июля 2010 года. Разработчики системы открыто говорили, что одной из главных ее целей является ограничение возможностей для коррупции чиновников, участвующих в отборе поставщиков. Но похоже, тем, кто поднаторел на "откатах" за выгодные заказы, электронные торги — не помеха.

Коррупционная аксиома

До недавнего времени все закупки анонсировались на официальном сайте zakupki.gov.ru. "После объявления торгов на сайте регистрировались претенденты, они подтверждали свою квалификацию и надежность соответствующими документами, сообщали о характеристиках выпускаемого товара или предоставляемых услуг", — поясняет директор Института госзакупок РАГС Андрей Храмкин. Затем аукционная комиссия отбирала тех, кто соответствует требованиям заказчика. И уже среди них проводился аукцион. "Сложилась очень печальная практика: в большинстве проводимых аукционов есть очевидный сговор участников, но доказать это документально невозможно", — рассказывает эксперт. Хотя можно почти со стопроцентной гарантией утверждать, что все аукционы, где размер снижения цены победителя был 0,5% от первоначального уровня, — это результат сговора.
В результате контракт передается "своему" поставщику, а качество приобретенной для государства продукции часто оставляет желать лучшего. Опытные махинаторы давно научились обходить аукционную конкуренцию, соглашается гендиректор Центра эффективных закупок "Тендеры.ру" Кирилл Кузнецов. "Делают они это, устанавливая практически невыполнимые условия контрактов, — говорит эксперт. — Прописываются технические требования, подходящие исключительно для продукции, предлагаемой "своим" поставщиком, и тому подобное". Классикой жанра считается случай, когда заказчик объявил, что ему нужен автомобиль не просто определенной марки и цвета, но длиной 2 метра 36 сантиметров 18 миллиметров. Понятно, что с владельцем автосалона бы-ла договоренность, а машина была вымерена рулеткой до миллиметра. Чтобы справиться с тотальной системой "откатов", и было решено поменять все на корню путем перевода торгов в Интернет.

Сказка о тройке

Впрочем, с самого начала все пошло не гладко. Вокруг электронных торгов разразился скандал еще до того, как они заработали в полном объеме, — критики сразу обвинили новую систему в непрозрачности. Для проведения электронных аукционов из 18 площадок-претендентов было отобрано лишь пять. Это площадки правительств Москвы и Татарстана — "Единая электронная торговая площадка" и "Агентство по госзаказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Республики Татарстан", "Индексное агентство РТС", "ММВБ — информационные технологии" и "Сбербанк-АСТ". В связи с этим председатель совета директоров межотраслевой торговой системы "Фабрикант.ру" Сергей Габестро на встрече предпринимателей с президентом пожаловался Дмитрию Медведеву на то, что операторы выбраны "при отсутствии ясных и прозрачных критериев", другие достойные площадки "отсечены от рынка госзаказа". А через месяц подал в суд на всех победителей, а также на ФАС и Минэкономразвития (МЭР). Однако на прошлой неделе Верховный суд отказал в удовлетворении иска, пока работают три площадки (московская, татарстанская и "Сбербанк-АСТ"), две (РТС и ММВБ) проходят аудит МЭР.
Объявление о предстоящих закупках вывешивается на сайтах площадок. Поставщик регистрируется, получает электронную подпись, его вносят в списки участников. Заявка состоит из двух частей: в первой все данные о продукции, во второй — о поставщике. Оператор направляет заказчику только первую часть. "Все участники фигурируют под номерами, известными только оператору электронной площадки", — поясняет Андрей Храмкин. "Возможности для сговора нет ни у участников, ни у чиновников", — уверен эксперт.
Надо отдать должное разработчикам новой системы, они действительно постарались выставить барьеры предвзятому отбору. Однако эксперты уверены, что задачу уменьшения коррупционной составляющей перевод торгов в электронную систему не решит. На первый взгляд электронные аукционы затрудняют работу на "откатах", но новые способы обойти закон появятся быстро, считает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Проблема ведь в том, что "мотивация" чиновников не меняется.

Статус Quo

"Электронные площадки непрозрачны, — считает председатель совета директоров системы электронной торговли B2B-Center Александр Бойко, — ведь можно ввести и убрать любую информацию, все площадки "благоразумно" скрыли процесс прохождения торгов". Александр Бойко вспоминает случай, когда пару лет назад на сайте zakupki.gov.ru кто-то объявил аукцион на закупку "ума, чести и совести" для одного известного федерального чиновника. Через сорок минут оно исчезло. "То есть сменить один лот на другой — не проблема. Почему сейчас должно быть иначе?" — задается вопросом эксперт.
В действенность анонимности поставщиков эксперты тоже не верят. Всегда можно выставить конкретные требования, под которые подойдет лишь один из анонимов, тот, который нужен. Кирилл Кузнецов указывает на то, что на самом аукционе фигурирует только цена предлагаемого товара, соответствие качества продукции требованиям заказчика выясняется позже, это делают члены аукционной комиссии. А если включается человеческий фактор и параметры заявок близки, то возможности для необъективного выбора остаются.
Остается и риск подделки сертификатов качества поставщиком, а также появления компаний-однодневок. Имея инсайдерскую информацию, такие фирмы могут выиграть аукцион в интересах другой, платежеспособной компании. Хотя Александр Храмкин считает, что "предотвратить возможность передачи выигранного контракта другому юридическому лицу возможно и сейчас — для этого в тексте самого контракта необходимо четко прописать запрет на привлечение соисполнителей или субподрядчиков".
Александр Бойко вообще уверен в том, что электронные площадки были задуманы, чтобы создать механизм заработка для уполномоченных банков. Он поясняет, что в обеспечение своих ставок на аукционах каждый участник резервирует на счете оператора до 5% от суммы заявки. После аукциона средства возвращаются (всем, кроме тех, кто выиграл аукцион, но отказался подписать контракт). "Но пока эти деньги на счете, их можно "крутить". Речь идет о сотнях миллиардов рублей, учитывая объемы госзакупок", — считает Александр Бойко. Самый главный в системе, естественно, Сбербанк. На его площадку, по словам Сергея Габестро, переводится более двух третей всего госзаказа. То, что целью было дать заработать банкам, не очевидно, но, конечно, в таком раскладе у них есть прямой интерес.
На фоне этих и других претензий технологические про-блемы кажутся если не простыми, то понятными в решении. "О качестве работы площадок говорит количество сбоев и отказов, — поясняет Александр Бойко. — Они регулярно приостанавливали торги, так как не справлялись с количеством обращений пользователей. Мои слова могут подтвердить жалобы участников торгов в ФАС и их иски, поданные в суды. Учитывая, что в стране всего примерно 40 тыс. федеральных заказчиков, то представьте, если все они разом начнут проводить аукционы, площадки просто "лягут".
Специалист службы техподдержки площадки "Сбербанк-АСТ" Мария Шибанихина уверяет, что пока, по крайней мере у них, сбоев не было. А замруководителя московской "Единой электронной торговой площадки" Андрей Черногоров замечает, что от претендентов требовали наличия мощностей, способных выдержать торги всех заказчиков разом.
Электронные торги, конечно, нужны, но это лишь элемент, который сам по себе ничего не изменит, считает Игорь Николаев. У Александра Бойко есть свой рецепт: "Нужно создавать площадки, не только проводящие электронные торги, но и ведущие весь процесс, от заявки заказчика до заключения контракта, и делать это так, чтобы на каждом этапе процедура была абсолютно прозрачна". А по мнению Кузнецова, в дальнейшем нужно отказаться от аукционов: "В развитых странах основной закупочной процедурой является конкурс, а не аукцион. При этом поставщик, претендующий на государственный или муниципальный контракт, должен обладать хотя бы минимумом опыта".

От Лукавого

По мнению экспертов, существуют "лукавые" способы повышения эффективности бюджетных расходов при госзакупках независимо от формата торгов. Например, назначается стартовая цена во много раз выше реальной, в ходе аукциона она снижается, отсюда и выходит "экономия".