Главное об электронных закупках

От лотка до молотка

Вальтер Аваков рассказал о первой книге

От лотка до молотка

Не только для профессиональных заказчиков и поставщиков, но и почитателей истории вышла в свет книга Вальтера Авакова «От лотка до молотка». Это первый труд из книжной серии «Книга о торгах», в которую автор обещает включить 12 томов – масштабных исследований о таком важном экономическом инструменте и общественном явлении в жизни разных народов и государств, как торги. В интервью Вальтер Аваков рассказывает о том, как появилась книга и почему ее нужно прочитать.

— Вальтер, вы не теоретик, а практик. Как пришли к идее написать собственную книгу?

— Действительно, я больше 15 лет занимаюсь созданием систем электронных торгов и стоял у истоков отрасли. Первую систему для электронных торгов я с коллегами разрабатывал для «РАО ЕЭС». Но я работал над этим проектом по наитию, механически, потому что в холдинге был разработан специальный регламент по проведению закупок, а нам оставалось только запрограммировать все элементы торгов, не вникая, откуда они взялись и почему выглядят так, а не иначе. В первой нашей системе мы напрограммировали порядка 20 видов торговых процедур и сделали площадку максимально удобной для пользователей. А следом стали появляться другие проекты – в общей сложности больше 10 электронных площадок, в том числе крупная российская межотраслевая система торгов «Фабрикант». И уже при их создании стало понятно, что важно обращать внимание на сами торги – их логику проведения, участников, решать возникающие у них вопросы и конфликты. Дело в том, что на портале «Фабрикант» у нас набрался целый зоопарк торговых процедур: 52 вида! Одних только аукционов было 17 видов. В какой-то момент стало ясно, что и сотрудники компаний, которым нужно изучать 500 страниц инструкций по работе с порталом, и клиенты, которым приходилось во всем этом многообразии разбираться, попросту теряются. Вопросов было много, основные: зачем столько процедур и возможно ли сделать проще, почему обязателен предварительный отбор, вскрытие конвертов, публикация протокола определения участников и только потом оценка предложений… Тогда меня, как авторитетного интеллектуала в этой области, попросили написать шпаргалку, для чего нужны все эти элементы и откуда они вообще появились. Я согласился, но когда начал копаться в интернете, не только в русскоязычном, но и, благодаря своему знанию нескольких иностранных языков, в англоязычном, франкоязычном, испаноязычном, я понял, что никаких системно собранных материалов о видах торгов, об их происхождении в мире нет. Естественно, мне и пришла идея: почему бы не написать книгу?

— Получается книга «От лотка до молотка» первая не только у вас, но и вообще в мире?

— Одну единственную книгу по госзакупкам России со времен Петр I я нашел, ее написал Е. Ю. Гончаров, издание 1998 г. Но лежащей на поверхности информации о торгах не оказалось, что меня это сильно раззадорило, и я решился на поиски. Даже зарегистрировался в библиотеке Мазарини, Сорбонны, в Оксфордской и Кембриджской библиотеках и стал запрашивать там информацию. Кроме этого, я попросил помочь своих однокурсников из МГИМО и одноклассников из бакинской школы – и те и другие живут в разных точках мира. Какие-то фрагменты нужной информации мне присылали отовсюду, ведь торги были всегда, но они не представляли особого интереса ни для историков, ни для летописцев, и мне приходилось по крупицам собирать материалы из дневников странствующих монахов, из старых записей купцов, рыться в купеческих таможенных книгах или журналах налоговых недоимок, в донесениях резидентов разведок или послов, в биржевых или ярмарочных уставах.

— Вы сами изучали все эти источники?

— Что мог, конечно, делал сам, но сейчас у меня есть помощник – профессиональный историк-архивист Александр Андреев. Благодаря ему я могу сосредоточиться на обдумывании концепции, на анализе материалов и конструировании текстов, а всю фактическую базу он старается мне подбирать и добросовестно присылать. Если подсчитать, то я собираю информацию с 2014 г. и не останавливаюсь. Материала, оказывается много и он очень интересный. В результате, книга, которая планировалась как одна шпаргалка-методичка, превращается у меня в книжную серию из 10-12 томов под общим названием «Книга о торгах».

— О чем же первая книга?

— Первая книга – это вступление, где я пишу о том, что торги были всегда настолько элементарной ежедневной сущностью везде, начиная от Древней Греции и заканчивая средневековым Китаем, что никто на них не обращал внимания. Вспомним, что когда Гиляровский писал свою книгу «Москва и москвичи», все удивлялись: кто это будет читать, это никому не интересно? А сейчас для нас это просто кладезь деталей быта, элементов жизни, которая нам интересна. С торгами получилось еще хуже. Ни о закупщиках или тендерных специалистах не написано ничего. А эти профессии так или иначе существовали всегда, просто в разные времена за торги отвечали разные люди. При проведении госзакупок в Британии – сотрудники адмиралтейства, во Франции, Италии, Османской империи – служащие казначейства. Сегодняшние поколения об этом не знают, а я об этом рассказываю. Причем для меня очень важны детали – сами люди, их одежда, поведение, речь, чиновничьи должности, распределение полномочий у купцов, таможенные пошлины, которые кто-то пытался не заплатить, налоги, которые другие пытались обойти. Я говорю о логике, об истоках возникновения мысли о торгах, о том, почему в разные времена разные люди приходили к необходимости провести именно конкурентную процедуру – на поставку вооружения в армию, на обмундирование или строительство мостов и дорог. Понятно, что торги появились не от хорошей жизни и во многих случаях являлись спасением. Они помогали или быстрее скорее продать, или продать дороже, или нагнать ажиотаж, потому что товар престижный. Одна из задач первой книги – показать читателям, из-за каких обстоятельств в разных странах при разных правителях в разные эпохи проводились торги.

— А на чье мнение вы ориентировались, когда задумывали писать и оформлять издание?

— Вот это не про меня, я всегда все делал сам так, как считал нужным. Но это вовсе не значит, что я наплевательски отношусь к чужому мнению, наоборот, я всегда всех внимательно слушаю — и детей, и посторонних для меня людей. Длинная жизнь научила меня тому, что даже малообразованный человек может сказать мне слово, которое будет ценно в тот или иной ситуации. Также и ребенок может задать важный вопрос, который буквально способен раскрыть глаза на какую-то проблему или оценить ее с другого ракурса. Но внимательно слушать – это не значит прислушиваться и соглашаться, поэтому все, чего я добился зачастую было вопреки общему мнению. Так и с книгой – мне никто не указывал, как ее делать, а даже если бы и указал, то я бы не прислушался, потому что для себя только я главный цензор и жесткий критик.

— Но отдельные главы наверняка кому-то показывали?

— Безусловно. К примеру, я давал почитать своему сыну главу о том, как римский папа Лев X в погоне за дополнительными прибылями папской курии решил организовать торги, чтобы отдать кому-то одному эксклюзивные права на продажу индульгенций по всей Европе. Ребенок сказал – это интересно, но зачем они так «рубились» и зачем индульгенции были нужны? У взрослых и образованных людей таких вопросов не возникает. Но когда сын отнес своим сокурсникам почитать эту главу, и они задали такие же вопросы, то я понял, что писать надо по-другому. С того момента я переписал многие главы, давал их читать знакомым и близким, чтобы нащупать метод подачи материала и механизм общения с аудиторией. В результате, я перешел от стандартного классического преподнесения информации к рассказам об известных исторических событиях с необычных ракурсов. И наконец у меня получилось абсолютно простым языком рассказать людям о сложных вещах. Для меня важно не показать читателю, что торги с их элементами и проблемами объясняются очень просто. Например, беру какой-то элемент — предварительная квалификация, или вскрытие конвертов, или некую форму проведения торгов и пишу, зачем это надо. Показываю читателю, что такое было в истории не единожды, во все времена и при разных правителях. Понятное дело, были отличия, но логика проведения тех или иных процедур сообразуется с человеческой логикой. Римская, Византийская и Османская империи действовали одними тактиками, но применяли их по-разному. Но главное – я делюсь с людьми секретами, которых в жизни много, но истинная их природа скрыта. Например, почему Персидская империя простояла 3 века, а пала всего за четыре года под натиском Александра Македонского, хотя его войско было в десять раза меньше. Истинные причины вовсе не политические или военные, как обычно представляется многими комментаторами, а экономические, и опять же торги по распределению подрядов на строительство дорог в Персидской империи и снабжение персидской армии сыграли здесь немалое значение. Или почему Петр I так рьяно проводил перепись населения (аж 3 раза всех переписывал на протяжении десяти лет!) и с кем он так бескомпромиссно боролся.

— Получается, книга будет интересна не только профессионалам? Кто ваш читатель?

— Так получилось, что мы создали в России целую отрасль электронных торгов и новые профессии: закупщик, тендерный специалист, специалист по торгам, поэтому читателей только из числа профессионалов может быть немало. Давайте посчитаем: в первой десятке электронных торговых площадок, где проходит порядка 95% всех электронных торгов России, участвуют не меньше 250 тысяч госкомпаний – организаторов торгов и около 750 тысяч поставщиков. А если мы возьмем торги компаний с госучастием, то их и число поставщиков насчитывается почти 1,5 млн. У каждого госзаказчика есть хотя бы один закупщик, а это 250-300 тысяч квалифицированных специалистов с высшим образования. Также и у их подрядчиков есть как минимум один «продажник» или сбытовик. Грубо говоря, не меньше 3 млн людей ежедневно работают в электронных и бумажных торгах. Так что читателей у меня только среди профессионалов предостаточно.

Благодаря системе электронных торгов у нас появляется новая профессия и вузы готовятся обучать студентов и выдавать им дипломы закупщиков и тендерных специалистов. В советское время эти знания были не нужны из-за плановой экономики, затем наступил период ельцинских реформ и неправедного обогащения, а когда начали наводить порядок, выяснилось, что значительная доля в бизнес-процессах отводится правильному снабжению или профессиональному перераспределению ресурсов. А для этого существует только один механизм – торги. Поэтому сейчас они приобретают значимый смысл, вплоть до того, что у нас есть инженеры, экономисты и юристы, так же возникает вопросы о специалистах по торгам. Но все это не отменяет необходимости и даже интеллектуальной потребности у людей знать, откуда что произошло, почему конкурсы так проводятся, а аукционы иначе, почему существуют двухэтапные конкурсы, кто и почему все это придумал… Именно поэтому я ищу и нахожу такие факты, и буду дальше радовать читателей этой информацией.

 

Статьи по теме