Главное об электронных закупках

Концессии и государственные закупки: как разделять?

ФАС предлагает внести изменения в законодательство.

Концессии и государственные закупки: как разделять?

Федеральная антимонопольная служба РФ выступает с инициативой по внесению изменений в 115-ФЗ "О концессионных соглашениях". Поводом послужили дорогостоящие проекты, реализуемые по модели государственно-частного партнерства. Т94 обратился к мнению экспертов.

 

Вкратце об истории проблемы. Претензии ФАС вызвали два крупных строительных проекта, которые планировалось реализовать в Республике Башкортостан. Условия концессии в обоих случаях таковы, что фактически все расходы по реализации проектов несет государство, а цена вопроса исчисляется десятками миллиардов рублей. Руководитель ФАС Игорь Артемьев в своем выступлении на заседании коллегии Министерства экономического развития России заявил о необходимости провести очень ясную и четкую черту между государственными закупками и концессиями. ФАС считает недопустимыми сделки, содержащие признаки нарушения конкуренции, а в некоторых случаях концессии фактически маскируют закупку у единственного поставщика. Кроме того, предлагается назначить минимальный порог участия в концессии для предпринимателей.

 

Проблема стоит довольно остро: на основе концессионных соглашений сейчас создается множество социальных и дорожных объектов с длительным сроком окупаемости. Это удобная форма государственно-частного партнерства, которое необходимо развивать в России.

 

Как пояснил Т94 Георгий Сухадольский, генеральный директор Объединения профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок, в ходе госзакупки существует четкое разделение на заказчика и поставщика – первый платит деньги, второй – выполняет работу. Концессионное соглашение подразумевает, что затраты по выполнению проекта несут обе стороны.

 

"В случае госзакупки платит государство из бюджетных средств. В рамках концессионного соглашения инвестором должен быть концессионер, т.е. частная компания, – уточняет Дмитрий Казанцев, начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center. – Свои расходы концессионер возмещает не из госбюджета, а используя в течение ограниченного времени на рыночных условиях тот объект, который он сам построил". При этом по общему правилу сам объект, как и в случае с госзаказом, с момента создания является собственностью государства, которое в рамках концессионного соглашения на строго определенный срок передает концессионеру право пользования. "Если концессионер конкурентоспособен, то за этот срок он должен "отбить" свои инвестиции, после чего объект переходит в пользование государства, и доходы от него получает госбюджет", – говорит эксперт.

 

Особую озабоченность позицией ФАС выражал Центр развития государственно-частного партнерства (Центр ГЧП), так как введение минимального порога участия частного капитала в концессионных проектах может существенно сократить число инвесторов. Сжатие рынка концессий в первую очередь невыгодно регионам.

 

По словам Георгия Сухадольского, в последнее время концессионные соглашения в регионах очень популярны – они позволяют более гибко подходить к выбору исполнителя работ, не руководствуясь при этом только ценовым критерием, как этого требует законодательство о госзакупках.

 

Здесь стоит отметить, что концессионные соглашения в настоящее время не подпадают под действие закона о контрактной системе и до сих пор могут заключаться на бумаге. Это еще одна сторона вопроса, подлежащая рассмотрению. До сих пор речь шла только об обеспечении прозрачности госзакупок.

 

Однако, если госзаказчик и исполнитель заключают соглашение, по которому затраты частного инвестора компенсируются из госбюджета, оно по своей сути не является концессией, хотя теоретически и может соответствовать широким формулировкам действующего Закона "О концессионных соглашениях", уточняет Дмитрий Казанцев.

 

"Я полностью согласен с позицией ФАС. Если по факту все расходы по реализации проекта в конечном итоге несет государство, это никак не может называться концессионным соглашением, – говорит Илия Димитров, генеральный директор Ассоциации электронных торговых площадок. – В таком случае компания, которая берется за этот проект, должна выбираться по результатам открытого конкурса. Если для того, чтобы в дальнейшем избежать подобных случаев, надо внести изменения в законодательство – давайте сделаем это. Думаю, что юристы ФАС обладают достаточной квалификацией, чтобы подготовить соответствующие поправки".

 

Если обратиться к истории, примером настоящих концессий можно считать практиковавшиеся во второй половине XIX века соглашения о железнодорожном строительстве и телефонизации Российской империи. По этим соглашениям русские предприниматели должны были за несколько лет обеспечить жителей железнодорожной сетью, а затем и телефонной связью. После этого несколько десятилетий плата за использование этих сетей поступала в их доход (хотя позже кабинет министров и закрепил за собой право тарифного регулирования). По истечении указанного в соглашении времени железные дороги и телефонные линии безвозмездно передавались в собственность империи.

 

ФАС и Минэкономразвития пришли к решению создать совместную рабочую группу, которая детально проанализирует вопросы разграничения концессий и госзакупок. В состав рабочей группы могут войти и власти Башкирии. Со стороны Минэкономразвития предлагается ввести в закон норму, предписывающую перед конкурсом по концессиям обязательно проводить анализ, нельзя ли это более выгодным способом сделать через госзакупки. Но эта норма тоже будет предполагать четкое разграничение двух понятий.

 

Автор: Наталья Рудычева