Главное об электронных закупках

Игра в монополию:

Ужесточать наказание за картельные сговоры бессмысленно

Игра в монополию:

Федеральная антимонопольная служба РФ предлагает ужесточить ответственность для владельцев бизнеса и расширить полномочия антимонопольных инспекторов. С таким предложение в корне не согласен бизнес: ТПП, РСПП и «Деловая Россия» направили письмо премьеру Дмитрию Медведеву, говоря о новых поправках как о риске «необоснованного давления на бизнес, нарушения законных интересов предпринимателей и коррупционных злоупотреблений».

Свое предложение вносит Торгово-промышленная палата РФ: в качестве картельных мер можно повысить порог ущерба для привлечения к уголовной ответственности. «Эксперты ТПП РФ считают, что в декриминализации нуждается противоправная деятельность по заключению картельных соглашений (статья 178 УК РФ). Она может быть эффективно пресечена путем установления экономических санкций, существенный размер которых должен сделать картель невыгодным и обеспечить тот же уровень сдерживания нарушений, что и лишение свободы», — отмечает глава ТПП Сергей Катырин. По его словам, с работающего предпринимателя можно получить денег больше, чем с отбывающего срок в местах заключения.

Согласно действующей редакции статьи 178 УК, за заключение ограничивающих конкуренцию картельных соглашений предусмотрено максимальное наказание в два года лишения свободы при нанесении ущерба от 10 до 30 млн. руб. и извлечения дохода от 50 до 250 млн руб. Если ущерб превысит 30 млн., а доход — 250 млн руб., то наказание составит до 6 лет, напоминает Алексей Ульянов, директор Института повышения конкурентоспособности.

«Картель – это соглашение фирм, являющихся прямыми конкурентами друг другу. Они могут договориться поддерживать высокие цены, поделить рынок географически по «зонам влияния», либо по товарам «я выпускаю товары массового спроса и не лезу в премиум-сегмент, а ты – наоборот», могут и договориться вместе ограничить объем выпуска, организовать совместный бойкот какому-нибудь контрагенту или поставщику. Особым видом картеля является сговор участников торгов, в том числе госзакупок», — говорит Алексей Ульянов.

Если сейчас предусматривается ответственность за ограничение конкуренции, вызванное заключением картельного соглашения, то в случае принятия поправок ФАС наказуемо будет само по себе заключение картельного соглашения, повлекшего крупный ущерб или извлечение дохода в крупном размере, комментирует Т94 Юлия Полякова, юрист Коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX: «Это изменение связано с тем, что в случае картеля ограничение конкуренции предполагается и в рамках антимонопольного разбирательства ФАС специально не исследует данный вопрос. Поэтому в случае передачи дела в правоохранительные органы возникают проблемы с доказыванием факта ограничения конкуренции и, соответственно, привлечением к уголовной ответственности».

Но больше всего возмущает предпринимателей предложения по увеличению сроков лишения свободы за заключения картеля и конфискации имущества. По словам Юлии Поляковой, ФАС выделяет специальные составы нарушения – заключение картеля на торгах, заключение соглашения между организатором и участником торгов, а также заключение картеля лицом, выполняющим функции генерального директора, члена совета директоров, члена коллегиального исполнительного органа, либо лицом, владеющим более 50% акций/долей в уставном капитале. За эти нарушения предусматривается более строгое наказание, чем за «обычный» картель.

ФАС предлагает в два раза повысить размеры крупного ущерба/дохода в крупной размере (до 100 и 20 млн руб. соответственно), что потенциально должно привести к акценту правоохранителей на наиболее существенные нарушения. Однако при расчете дохода теперь планируется учитывать выручку, суммарно извлеченную всеми участниками соглашения. Соответственно, на практике это может повлечь привлечение к ответственности лиц, практически не принимавших участие в картеле или не извлекших из него никаких преимуществ.

По словам эксперта, новые изменения вряд ли существенно изменят ситуацию с картелями в России. «Ключевым сдерживающим фактором, как правило, выступает не суровость наказания, а его неотвратимость. Однако предлагаемые изменения вряд ли окажут положительное влияние на уровень выявления и доказывания картельных нарушений», — говорит Юлия Полякова.

Наша система закупок пока недостаточно устойчива к рейдерству участников закупки, в том числе в форме их сговора, отмечает Кирилл Кузнецов, эксперт-практик Центра эффективных закупок Тендеры.ру. Работа контролирующего органа в этом направлении, по его словам, очень важна. «Понятны и опасения бизнеса. Главная проблема, на мой взгляд, в дисбалансе контрольной системы. Сегодня в случае незаконных действий заказчика или поставщика им грозят серьезные штрафы, в ряде случаев – дисквалификация и привлечение и к уголовной ответственности. В тоже время значимой ответственности за незаконные решения, признанные таковыми судом, у контролирующего органа отсутствует», — говорит Кирилл Кузнецов.

По словам эксперта, подобные судебные решения не являются редкостью, но для их достижения приходится тратить значительный финансовый, кадровый и временной ресурс, что довольно болезненно, а для малого бизнеса – и вовсе может быть смертельно.

«В тоже время проблема сговора поставщиков действительно имеет место быть, хотя обычно это болезнь крупных закупок с ограниченным по этой причине кругом претендентов. Для этого сегмента усиление ответственности может быть обоснованным. Однако категорически не стоит даже рассматривать такой инструмент для закупок на небольшие суммы», — подчеркивает эксперт, добавляя, что система нуждается в серьезной коррективе карательного механизма. Так, по его словам, следует отказаться от штрафов за технические и процедурные нарушения, не оказывающие существенного влияния на закупку, например, штраф за нарушение сроков размещения протоколов или отчетов. Но при этом введения ответственности за неэффективную закупку, за сговор участников и попытки недобросовестного деструктивного действия (массовые жалобы и прочее). Но при условии ответственности сотрудников контролирующего органа за ошибочные решения.

«К сожалению, мы видим колоссальные коррупционные риски и риски для всей предпринимательской деятельности в России. Так, ФАС хочет убрать необходимость наличия ограничения конкуренции для возбуждения уголовного дела. На практике это означает, что картелем можно будет назвать любой договор, любую законную коммерческую деятельность и за это получить срок. Очевидно, что норма будет использована избирательно», — резюмирует Алексей Ульянов.

Автор: Ангелина Жукова.

 

Алексей Ульянов
Директор Института повышения конкурентоспособности
Кирилл Кузнецов
Эксперт-практик Центра эффективных закупок Тендеры.ру
Юлия Полякова
Юрист коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX