Главное об электронных закупках

ГЧП и ФКС: вместе, а не вместо

Через несколько недель в системе государственных закупок произойдут серьезные изменения. С 2014 года приобретение товаров и услуг для государственных нужд будет осуществляться в соответствии с законом о федеральной контрактной системе. По прогнозам экспертов, ее введение позволит сэкономить до одного триллиона рублей бюджетных средств

ГЧП и ФКС: вместе, а не вместо

Однако начало действия нового закона может осложнить практику государственно-частного партнерства. В первую очередь потому, что есть немало точек соприкосновения, где очень трудно разграничить сферы действия законов о госзакупках и ГЧП. А это может не только привести к трудностям в работе госорганов и госкомпаний, но и сказаться на бизнесе, который будет нести убытки из-за расторгнутых контрактов. Именно такое решение может быть принято контролирующими органами или судом в случае, если они посчитают, что договор был заключен с нарушением закона. Поэтому прежде чем начинать работу в новых условиях, необходимо четко понимать действующие правила в этой области.

Для того, чтобы выработать общую позицию, в Торгово-промышленной палате России было организовано совместное заседание Комитета по государственно-частному партнерству и Национальной ассоциации институтов закупок, участники которого занялись поиском консенсуса между государственно-частным партнерством и государственными закупками.

Выступивший на заседании вице-президент ТПП РФ Дмитрий Курочкин отметил, что на введение ФКС возлагаются большие надежды. Кстати, у истоков закона о федеральной контрактной системе стояли и представители системы торгово-промышленных палат. А система государственно-частного партнерства как средство взаимодействия бизнеса и государства должна трансформироваться в соответствии с теми целями и задачами, которые стоят сегодня перед экономикой страны. К сожалению, сегодня одной из причин того, что сделало государственные закупки не столь эффективными, стало слабое распространение у нас механизмов государственно-частного партнерства. Поэтому привлечение частных инвестиций для выполнения государственных задач должно дополнять сферу госзакупок, а не конкурировать с ней.

Председатель комитета ТПП РФ по государственно-частному партнерству Павел Селезнев подчеркнул, что нынешняя дискуссия поможет выработать совместную позицию бизнеса и согласовать ее с заинтересованными структурами – Федеральной антимонопольной службой и Минэкономразвития. Он выразил надежду, что эту работу удастся завершить до второго чтения законопроекта о государственно-частном партнерстве. И главное, чтобы его экспертиза, которую надо провести совместно с экспертным советом, с представителями бизнеса, была качественной. Тем более что на заседании в ТПП РФ присутствовали многие из авторов этого закона. Собственно говоря, и созданный недавно палатский комитет должен снимать вопросы, которые возникают, во-первых, в ходе работы по принятию закона о ГЧП, а во-вторых, для будущих вопросов, которые будут возникать на рынке государственно-частного партнерства с учетом приобретения опыта в этой сфере. Поэтому участники дискуссии задались целью сосредоточить свои усилия на трех основных направлениях: разграничение сфер государственных закупок и ГЧП на основе экономической целесообразности, формирование оптимальной модели конкурсного отбора и совершенствование концессионных торгов по отбору концессионеров.

Самой сложной представляется, судя по выступлениям, первая проблема. Хотя бы потому, что в отдельных случаях схема государственно-частного партнерства позволяет выводить из процедуры госзакупок «нужные» компании и обеспечивать их доступ к бюджетным деньгам без всяких торгов. Поэтому четкое разграничение сфер действия законов о ФКС и ГЧП представляется совершенно необходимым.

Попытка определить признаки того, с чем мы имеем дело – госзаказом или государственно-частным партнерством, была предпринята в докладе, с которым выступил руководитель аналитической группы комитета ТПП РФ по ГЧП Максим Ткаченко. Он считает, что у ГЧП и системы госзакупок есть как общие черты, так и различия. Если говорить о том, что их объединяет, то можно заметить, что в том и в другом случае в качестве одной из сторон выступает публично-правовое образование. Целью договора выступает реализация той или иной государственной функции или задачи. Чаще всего предусматривается расходование бюджетных средств, а победитель определяется по итогам конкурсных процедур.

Но есть между этими механизмами и различия. Например, ГЧП предполагает софинансирование со стороны частного партнера. Оно подразумевает разделение рисков между участниками партнерства. Это ключевой пункт, который отличает его от системы госзаказа. ГЧП чаще всего носит средний или долгосрочный характер, то есть проекты реализуются в течение трех или более лет и частный партнер участвует не только в создании объекта, но и в его последующей эксплуатации или обслуживании. Таким образом, в рамках логики закона под ГЧП мы понимаем более гибкую договорную форму взаимодействия государства и бизнеса, позволяющую привлекать частные инвестиции.

Однако с такой схемой разграничения госзакупок и государственно-частного партнерства согласились далеко не все участники заседания. Учитывая объем средств, которые вращаются в области госзакупок (а счет идет на триллионы рублей), можно понять, например, озабоченность ФАС тем, чтобы сферы действий двух законов были четко разграничены и не давали поводов для их вольного трактования в пользу того или иного участника хозяйственной деятельности.

Принявшие участие в дискуссии заместитель директора департамента инвестиционной политики и развития частно-государственного партнерства Минэкономразвития России Мария Ярмальчук, заместитель начальника управления контроля размещения государственного заказа ФАС Артем Лобов и другие обсудили наиболее важные вопросы, связанные с практикой применения и изменениями действующего законодательства. Выводы, сделанные участниками заседания по итогам обсуждения, будут переданы во властные структуры для использования в работе над нормативными актами.