Главное об электронных закупках

ФАС может получить поддержку силовиков по борьбе с картелями

Как различить картель и легальное соглашение?

ФАС может получить поддержку силовиков по борьбе с картелями

Президент Владимир Путин поручил Федеральной антимонопольной службе (ФАС) совместно с МВД, ФСБ и Генпрокуратурой создать орган по борьбе с картелями и разработать межведомственную программу антикартельной работы. Новый орган может появиться уже 1 октября. Далеко не каждое соглашение, которое может подойти под критерии картельного сговора, действительно оказывает существенное влияние на состояние рынка, поэтому к изменениям нужно подходить очень осторожно, говорят эксперты. Но при наличии доказательств наказание должно стать неотвратимым.

Параллельно с этим правительство должно разработать и внести в Госдуму законопроекты по выявлению и пресечение картелей и ужесточению уголовной и административной ответственности за такую деятельность.

По данным ФАС, в 2016 году число картельных дел выросло на 18% (330 против 282 годом ранее). При этом если до 2014 года в деятельности картелей принимали участие не более 10–20 компаний и ИП, а их деятельность, как правило, охватывала несколько закупочных процедур, то в 2015–2016 годах такие соглашения исчислялись уже десятками, а количество торгов — тысячами. Компаниям зачастую приходится договариваться о распределении подрядов между собой из-за практики укрупнения госзаказов. Например, региональным компаниям сложно конкурировать с федеральными подрядчиками.

В законодательстве под картелями понимаются как сговоры на торгах (в первую очередь, при госзакупках), так и "классические" соглашения фирм-конкурентов по фиксации цен, территориальному или продуктовому разделу рынка, и подход к ним должен быть разный, пояснил T94 директор института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов.

Проблема в том, что, с одной стороны, картели действительно серьезно влияют на состояние конкуренции и экономическую среду, а с другой — бывает очень сложно отделить картели от экономически обоснованных цепочек поставок, коллективного противодействия слабых игроков одному сильному и т.д., рассуждает гендиректор НП "Объединение профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок" Георгий Сухадольский. "Как, например, можно расценить то, что делает ОПЕК? Это картельный сговор или нет? Поэтому любое движение вперед требует аккуратности и детального анализа ситуации в каждом случае", — считает он.

"Далеко не каждое соглашение, которое можно притянуть под понятие картельного сговора, действительно оказывает существенное влияние на состояние рынка. Соглашение о разделах рынков – давняя практика, важно, чтобы такие соглашения не приводили к завышению цен и к снижению качеству товаров, работ и услуг. Именно на борьбу с такими сговорами и должно быть нацелено межведомственное сотрудничество, усилия силовых ведомств и в самом деле давно пора направить в помощь ФАС", — добавляет начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center Дмитрий Казанцев. Однако здесь возникает вопрос, какую цену и какое качество брать за эталонные при оценке негативного воздействия соглашения на рынок? В ситуации, когда реальный рост цен уже давно никак не связан с официальными показателями инфляции, не так-то просто отделить оправданные ценовые колебания от согласованного и по-настоящему картельного увеличения цен, отмечает эксперт.

По классическим картелям ФАС проигрывает в судах до 60% дел, указывает Ульянов. "Это говорит о том, что надо не ужесточать санкции, а повышать стандарты правоприменительной практики и качество расследований, сделать наказание неотвратимым. Что касается дел по сговору на торгах, то здесь доля малого бизнеса составила 95% в 2016 г. Правда, формально к малому бизнесу могут относиться фирмы-однодневки и другие недобросовестные участники закупок. Тем не менее, в суде ФАС проигрывает 40% дел по сговорам на торгах", — отмечает он.

Любое искусственное ограничение предложения, в том числе протекционистское, ведёт к увеличению цен и снижению качества с той же неизбежностью, что и самый злостный картельный сговор, напоминает Казанцев. "Увеличение роли государства в экономике зачастую является если не объективной, то уж точно неизбежной причиной роста цен. Избыточное административное давление на бизнес, выливающееся в самые разнообразные расходы, заставляет без всяких картельных сговоров увеличивать цены там, где они вполне могли бы оставаться неизменными", — поясняет он.

"Нужно повысить уровень реальной, а не имитируемой конкуренции в госзаказе. Для этого нужно снять препоны для малого бизнеса, отменить требования по обеспечению для тех, у кого есть положительный опыт участия в госзаказе, снять все ограничения и контроль по мелким закупкам, — считает Ульянов. — Что действительно требует ужесточения — так это мошенничество в госзаказе. Наказание за махинации с бюджетными средствами при госзаказе должно стать неотвратимым, прежде всего, для чиновников.  Необходимо ввести ответственность и для работников контрольных ведомств," — заключает он.

Автор: Анастасия Смоленская 

Статьи по теме