Главное об электронных закупках

Электронные торги выводят из тени

С 1 января вступает в силу федеральный закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц". Он регламентирует закупки, осуществляемые госкомпаниями, субъектами естественных монополий, госкорпорациями, в уставном капитале которых доля РФ, ее субъекта либо муниципального образования превышает 50 процентов. Под действие закона подпадают крупнейшие энергокомпании России: Холдинг МРСК, "РусГидро", "Интер РАО", ФСК ЕЭС и др.

Электронные торги выводят из тени

Согласно новым правилам, начиная с 1 января госкомпании и другие субъекты действия закона обязаны публиковать информацию о закупках на своих сайтах, с 1 июля – на едином государственном сайте www.zakupki.gov.ru. При этом план закупок товаров, работ и услуг должен размещаться на срок не менее года, в случае, если речь идет о приобретении инновационной и высокотехнологичной продукции – на период от 5 до 7 лет. Кроме того, все подпадающие под действие данного закона предприятия и организации обязаны разработать собственные положения о закупках, публиковать планы закупок, а также извещения о проведении торгов. В открытый доступ не будут выкладываться только сведения, составляющие гостайну.

Как подчеркивает глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, главное, что дает закон №  223, – установление информационных стандартов закупок для госсектора. По мнению министерства, новый закон, являющийся частью реформирования системы закупок госсектора, задает «новый уровень прозрачности закупок, кардинальное повышение качества информации для бизнеса и общественности».

Следующий шаг на этом пути – ожидаемое вступление в силу Закона о Федеральной контрактной системе, который заменит действующий Закон ФЗ-94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». По мнению министра экономического развития, ФЗ-94 «так и не стал фактором развития добросовестной конкуренции».

Впрочем, добавляет госпожа Набиуллина, «некоторые компании построили собственные эффективные закупочные системы. Но практика других компаний, и таких большинство, носит антирыночный, закрытый характер, что оборачивается неоправданным ростом издержек и повышением тарифов».

Энергетики считают риски

С тем, что действующий закон «О размещении заказов» несовершенен, соглашаются и руководители крупных госкомпаний, в частности глава «Росатома» Сергей Кириенко.

– При преобразовании из министерства в госкорпорацию мы в «Росатоме» поняли, что в этой зоне не все закрывается девяносто четвертым законом, а ряд областей совершенно непрозрачны, – рассказывает он.

К настоящему времени в «Росатоме» внедрено большинство норм, совпадающих с нормами закона о госзакупках, введен единый отраслевой стандарт, размещенный на сайте компании, создана единая система электронного документооборота, публикуются годовые программы закупок. В результате проведенных мер «Росатом» смог сэкономить в 2010 году 19,7 миллиарда рублей, за 9 месяцев 2011 года – 17 миллиардов рублей.

С другой стороны, вступление в силу нового закона влечет за собой и риски, о которых говорит тот же Сергей Кириенко. Прежде всего это риски, связанные с разглашением стоимости товаров и услуг компаний и организаций, обязанных выполнять требования закона о госзакупках. Если «Рос-атом» обяжут декларировать эти данные, то атомная корпорация рискует лишиться части экспортной выручки, поскольку «Росатом» строит АЭС по зарубежным контрактам значительно дороже, чем внутри страны, признается господин Кириенко.

С тем, что одним из главных рисков нового закона может стать раскрытие коммерческой тайны, согласен и Андрей Бойко, коммерческий директор электронной торговой системы B2B-Center:

– Есть грань между публичностью, информационной открытостью и раскрытием коммерческой тайны, что может негативно сказаться на деятельности компании, – добавляет он. – Но, возможно, в закон будут приняты соответствующие поправки с целью минимизировать данный риск.

Впрочем, судя по отзывам руководства энергетических госкомпаний, новый закон, как и переход на систему электронных торгов в целом, содержит больше преимуществ, чем рисков. Это возможность привлекать большее количество участников, чем при традиционных «бумажных» торгах, возможность создания равноправных конкурентных условий для всех поставщиков, повышение возможности прогнозирования цен, связанное с возможностью анализировать информацию по прошедшим процедурам других компаний в аналогичном сегменте, а также повышение прозрачности закупок, крайне важное как для внутренней политики энергокомпаний, так и для их репутации в глазах инвесторов.

Энергетики опережают закон

Насколько готовы российские госкомпании и представители естественных монополий к вступлению в силу нового закона?

– Те энергетические компании, которые уже используют электронный способ закупок (ОАО «Башкирэнерго», «РАО ЭС Востока», «РусГидро», Холдинг МРСК и другие), вряд ли будут иметь проблемы после вступления в силу 223‑ФЗ, – считает Андрей Бойко. – Большинство компаний энергетической отрасли используют электронный способ закупок в своей торгово-закупочной системе. Так, в статье 3 пункта 4 ФЗ-223 сказано, что правительство РФ вправе устанавливать перечень товаров, работ, услуг, закупка которых осуществляется в электронной форме. Это тот минимальный объем закупок, которые компании должны будут вынести в электронный вид. Однако на практике, например, согласно официальным данным МРСК Центра, 94,6 процента закупок компания проводит на электронной торговой площадке. Эти компании стремятся к прозрачности закупок и видят в ней явные бонусы: за счет прозрачности увеличивается инвестиционная привлекательность компании, соответственно, и ее капитализация.

Стоит отметить и такие бонусы, как автоматизация бизнес-процессов, позволяющая экономить до 50‑70 процентов трудозатрат и повышающая эффективность компании в целом, минимизация издержек, сокращение документооборота (связанное с отсутствием необходимости заниматься «бумажной волокитой»). По данным электронной торговой системы B2B-Center (в ней работают многие предприятия энергетической отрасли), около 90 процентов торгов, объявленных в системе, признаются состоявшимися. Одна из предпосылок достижения такого показателя – открытая конкуренция среди более чем 68 тысяч компаний, которые работают на электронной торговой площадке.

Открытая конкуренция позволяет достигать и существенной экономии: при закупке в целом дисконт от первоначальной стоимости составляет 15‑17 процентов. Существенными плюсами участия в электронных торгах являются и возможность налаживания коммуникации с рынком, возможность отслеживать закупки на любом этапе (объявления, проведения торгов, подведения итогов), – резюмирует господин Бойко.

МУПам придется потрудиться

Другое дело – степень готовности к нововведениям предприятий ЖКХ и МУПов, которые не используют в своей практике электронные торги. Правда, они получают некоторую фору – для МУПов, автономных учреждений, созданных муниципальными образованиями, хозяйственных обществ, в уставном капитале которых доля участия муниципального образования превышает 50 процентов, их «дочек» и «внучек» закон №  223 вступает в силу с 1 января 2014 года.

– Этим предприятиям предстоит разработать собственные сайты, на которых будет размещаться информация о закупках, написать свои положения о закупках, где нужно прописать систему закупочной деятельности. – говорит Андрей Бойко. – Поскольку у этих организаций нет опыта участия в электронных торгах, им достаточно сложно будет справиться с поставленными задачами. Поскольку закон призван обеспечить публичность закупок, для общества в целом это плюс, это возможность контролировать деятельность этих предприятий. Однако сложно сказать, насколько руководители этих предприятий будут «рады» публичности.

Мнение

Андрей Бойко, коммерческий директор электронной торговой системы B2B-Center: 

– Наряду с объективными представлениями в среде руководителей госкомпаний и госкорпораций функционируют и мифы, связанные с новым федеральным законом № 223. В частности, руководители компаний думают, что теперь они должны проводить закупки на пяти аккредитованных государством площадках. Но это заблуждение – напротив, закон дает полную свободу компаниям. Они могут прописать свою систему закупок в Положении о закупках и предусмотреть любую электронную торговую площадку, а также различные виды торговых процедур. Это может быть только аукцион, но также запрос цен и предложений, конкурентные переговоры, конкурс на право заключения рамочного соглашения и так далее.