Главное об электронных закупках

Электронные магазины vs тендерные площадки

На закупочном рынке лидирует тенденция к созданию компаниями электронных магазинов и каталогов

Электронные магазины vs тендерные площадки

Сегодня на закупочном рынке лидирует тенденция к созданию компаниями электронных магазинов и каталогов. Электронный магазин развивает практически каждая электронная торговая площадка, а о создании собственного каталога поставщиков задумывается каждая крупная промышленная компания. Но может ли электронный магазин стать полноценной заменой электронным торгам? И почему крупные производители не хотят участвовать в электронных каталогах? Об этом рассуждает исполнительный директор ЭТПРФ Александр Геллер.

– Крупные промышленные компании активно создают собственные каталоги, собирая производителей. Риторика такова – ЭМ может заменить тендер, а то и электронную площадку. Возможно ли это?

– На мой взгляд, это большое заблуждение, хотя созданием собственных электронных каталогов занимаются серьезные уважаемые компании. Например, последний такой крупный каталог выпустила «Северсталь».

Электронные магазины – это, по сути, электронная версия единственного поставщика. Есть конкурентные способы закупки – конкурс, аукцион, запрос котировок и другие – когда заказчик выставляет требования и ждет сформулированные предложения от поставщиков. Электронный магазин работает по другому принципу – поставщик выставляет имеющуюся у него продукцию, а заказчик выбирает. Кто диктует требования в обоих случаях? В тендере во главе угла стоят нужды заказчика. В электронном магазине или каталоге требования задает поставщик.

Такая схема работы легко может привести к сговору между закупщиком заказчика и поставщиком. Например, закупщик заранее направляет поставщику свои требования, поставщик делает формальную страницу в электронном магазине с учетом этих требований, а в нужный момент закупщик выбирает предложение этого поставщика из многих других. Причем цена может вдвое превышать среднерыночную. Для компании-заказчика такая ситуация – это не только прямые финансовые потери, но и риски неисполнения контракта поставщиком. Воспользовавшись электронным магазином, заказчик не знает, добросовестный ли это поставщик и сможет ли он исполнить свои обязательства? Ответы на эти вопросы остаются за кадром – у электронного магазина нет каталога сделок и реестра контрактов.

– В отличие от ЭТП.

– Да, ЭТП тяготеет к дальнейшему контролю исполнения контракта – субподрядчики, накладные, акты исполнения работ, электронные счета-фактуры. В электронном магазине этих функций нет и не планируется. У ЭМ совсем другая  модель работы, он предполагает формальную встречу заказчика и поставщика. В этом процессе нет конкуренции, нет обоснования цены. В тендере же вырабатывается рыночная цена, актуальная на момент проведения торгов.

– Крупные компании, например, упомянутая вами «Северсталь», предлагают другим компаниям-заказчикам объединить свои каталоги. Это могло бы развить конкуренцию среди поставщиков, включенных в электронные каталоги разных компаний?

– Сомнительно. Для крупного заказчика, имеющего свой пул поставщиков, включение в каталог – это серьезный рычаг влияния на поставщика. Например, у Газпрома стоимость договора может быть выше, но попасть в реестр его поставщиков очень сложно, а условия существования в этом реестре могут быть кабальными.  Кроме того, вряд ли сам Газпром захочет, чтобы к нему пришли чужие непроверенные поставщики вместо собственных, выращиваемых годами.

– Анализируя базу поставщиков нескольких электронных магазинов, мы заметили, что крупные отраслевые поставщики редко выставляют свою продукцию в ЭМ. С чем это может быть связано?

– Крупные поставщики просто в этом не заинтересованы. Например, зачем концерну «Калашников» предлагать продукцию в чужом электронном магазине, если у него есть собственный? Или у КАМАЗа, например, есть свой магазин запчастей. Зачем ему растить конкурента в виде чужого электронного магазина? Кроме того, у каждого крупного производителя есть собственный торговый дом для продвижения на рынок своей продукции.

– Помимо электронных магазинов, созданных на базе ЭТП, существует небезызвестная «Березка». К ней относится все то, о чем мы с вами сегодня говорили? 

– «Березка» – это единая независимая точка входа для всех поставщиков, инструмент для получения доступа к госзаказу. И эффективный электронный магазин для 44-ФЗ и 223-ФЗ может существовать только как монополия. Когда электронных магазинов восемь, мы имеем дело с восемью отдельными пулами поставщиков. Зачем им развивать друг друга?

Есть успешные мировые практики: например, в Южной Корее, где поставщик регистрируется в едином электронном магазине – аналоге российской «Березки» – и может участвовать в  госзаказе.

Единственный нюанс – я бы выбрал другую схему монетизации: не 1% от стоимости контракта, а фиксированную плату за участие в торгах. Это более удобно самому поставщику, и для «Березки» вполне рабочая схема монетизации.

– Есть ли сегменты закупок, где, на ваш взгляд, электронный магазин выступает удобным и качественным решением?

– Сейчас электронный магазин противопоставляется тендерным площадкам. Конечно, если мы планируем закупку канцелярских товаров на небольшую сумму, электронный магазин однозначно удобнее, чем электронные торги. Но если речь идет о ежемесячной поставке десяти тонн металла, это не дело электронного магазина – слишком много нюансов, которые нужно обсуждать и аккуратно документировать. Если речь идет о долгосрочном сотрудничестве, ежемесячный выбор поставщика в электронном магазине – не самый рациональный путь.

Беседовал Герман Калышев.