Главное об электронных закупках

Что будет с IT-рынком после введения запрета на госзакупки иностранного ПО?

В ноябре прошедшего 2015 года Дмитрий Медведев подписал правительственное постановление, согласно которому госзаказчикам запрещено закупать иностранное ПО без особой необходимости. Насколько это реализуемо?

Что будет с IT-рынком после введения запрета на госзакупки иностранного ПО?

С 1 января 2016 года все государственные ведомства должны приобретать только российское программное обеспечение (ПО). Если же в России нужной по характеристикам и функционалу компьютерной программы нет, то этим можно будет обосновать закупку иностранного софта (в письменной форме). Обоснования будет рассматривать специальная комиссия, которая имеет право заблокировать проведение госзакупки в случае неубедительности «безвыходной» ситуации госзаказчика.

Российскими программами могут называться только те, которые внесены в реестр отечественного ПО. Сейчас он только формируется, экспертный совет по его созданию должен быть составлен по приказу, вышедшему 31 декабря 2015 года. Министр связи заявлял, что совет обсудит возможность добавления в реестр около 150 программ.

Сейчас российский IT-рынок очень зависим от зарубежного софта, его буквально монополизировали крупные иностранные компании. В Минкомсвязи отмечали, что некоторые области используют 90-100% иностранного ПО. Но теперь, ввиду высокой волатильности рубля вектор импортозамещения возымел экономический характер — отечественные разработки все так же оцениваются в рублях и не зависят от курса валют.

Если посмотреть на вопрос с технической точки зрения, то все иностранные программы в стране можно с успехом заменить на российские аналоги. Но это может вызвать проблемы несовместимости — например, если на компьютер вместо ОС Windows установить Linux, то некоторые программы на нем перестанут работать.

Предпочтение российским программам следует дать в таких сферах, как информационная безопасность, считают эксперты. Иностранным продуктам конкурировать в этой среде с российскими довольно сложно — в России все зарубежное ПО, относящееся к сфере безопасности, должно проходить процедуру сертификации, что сразу существенно поднимает цену на него.

Другой пример реализации импортозамещения в IT-сфере — использование ПО в ведомственных автоматизированных информационных системах. Например, сейчас ведется разработка Комплексной информационной судовой системы общей юрисдикции для Московского городского суда и 35-ти районных судов. В этой системе доля российского ПО составит 60%.

В других инфраструктурных системах также можно с успехом заменить иностранный софт на российский или же на open source (программы с открытым исходным кодом, позволяющим любому разработчику вносить правки в работу ПО). Стоимость open source программ ниже их проприетарных аналогов. Например, систему управления базами данных от Oracle или  Microsoft можно заменить на открытое решение PostgreSQL. Что касается сферы операционных систем, то вместо Windows на компьютерах чиновников можно установить open source лидера в этом сегменте – платформу Linux. Серверную платформу Microsoft Web Server с успехом заменит российская система NGINX. Аналогов интернет-программ в России предостаточно и своих, многие из них успешно работают и на мировом рынке, это продукты компаний ABBYY, Veeam, Positive technologies, Parallels и Лаборатории Касперского.

Вектор импортозамещения, выбранный правительством, затрагивает и интересы зарубежных разработчиков ПО. В случае использования российскими чиновниками отечественного софта, присутствие иностранных продуктов на IT-рынке существенно снизится. При этом стоит отметить, что прибыль общеизвестных зарубежных IT-игроков в России представляет лишь сотые части их общей суммы доходов.

Полностью запрещать госзакупки иностранного софта правительство не стало. Финальная версия закона 188-ФЗ оставляет возможность пользоваться иностранными программами, если их аналогов в России нет или заказчик сможет обосновать их закупку по каким-то другим причинам.

Ждать быстрого эффекта от запрета госзакупок иностранного софта не стоит, считают эксперты. Сначала по новому закону должна выработаться практика. Периодом адаптации называют первый квартал 2016 года. В это время доля госзакупок ПО существенно спадет, прогнозируют специалисты.

В будущем российские разработчики вполне смогут реализовать долгосрочный план импортозамещения, выработанный Минкомсвязи. Согласно нему, в период 2014 — 2025 годов общая доля бизнес-приложений должна снизиться с 75% до 25%, ПО из сферы информационной безопасности — с 60% до 40%, доля офисных программ — с 97% до 50%. Но чтобы эти планы стали реальностью, правительство должно не просто декларировать свою поддержку, но и поддерживать своих программистов.