Главное об электронных закупках

Газпром выводит поставщиков из тени:

Газпром выводит поставщиков из тени:

новые методы на фоне новых законов

О закупочных сервисах ПАО «Газпром» и способах эффективной работы с поставщиками рассказывает Александр Мазуров, заместитель начальника департамента корпорации, курирующий методологию закупочной деятельности и организацию закупок

Т94: С 2018 года вступили в силу новые законодательные нормы регулирования закупок по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Как вы оцениваете влияние 504-ФЗ и 505-ФЗ на работу Газпрома? Чего вы ожидаете от второго пакета поправок, который вступит в силу летом?

Александр Мазуров: Нас беспокоят два момента. Первый – необходимость проведения специальных закупок для субъектов малого и среднего бизнеса. Для нас загадка, зачем нужно ограничивать нашу информированность о том, кто пришел на торги и подал заявку, отдавать эти полномочия какому-то специальному юридическому лицу. Второй момент – необходимость сотрудничества во второй электронной торговой площадкой. Сейчас Газпром работает с Электронной торговой площадкой Газпромбанка, и мы полностью довольны этим сотрудничеством. Большой вопрос, найдется ли вторая ЭТП, способная соответствовать той высокой планке, что задана ЭТП ГПБ. Так, недавно мы получили предложение о сотрудничестве от одной из крупных площадок. Так вот, там берут один процент с победителя торгов. А ЭТП ГПБ берет только небольшую абонентскую плату с поставщиков, которая определяет его доступ к объему торгов. И это все, вне зависимости от стоимости закупки, будь это миллиард или рубль. Для нас очевидно: один процент с победителя означает, что со всего объема торгов, которые мы проводим, наши же поставщики должны будут заплатить площадке. Эту сумму они, естественно, включат в цену контракта, переложат платеж на нас. Либо потеряют в маржинальности. Это не выгодно ни в первом, ни во втором варианте, и нам это не нужно.

Т94: Какие риски вы видите в сотрудничестве со второй ЭТП? Косвенные расходы?

А.М.: Расходов не избежать, в любом случае. Во-первых, любая другая ЭТП — это затраты на интеграцию IT-систем. Как бы ни говорили о простых протоколах интеграции, это занимает время, отвлекает специалистов. ЭТП ГПБ интегрирована на уровне информационной системы Газпрома. Для того, чтобы интегрировать другую площадку, необходимо заново пройти все эти процедуры по допуску ЭТП в том числе и в нашу автоматизированную систему электронных закупок . Кроме того, ЭТП для нас должна быть не только инструментом проведения торгов, но и комплексным инструментом, который предоставляет нам ряд специфических сервисов, которых ни у кого нет. Площадка должна обладать гибкостью, чтобы реализовать задачи, которые рождаются на ходу. У нас нет сформировавшегося объема задач. Как любые бизнес-процессы, они живые, изменяющиеся. По сути, в сотрудничестве с ЭТП ГПБ мы видим партнерство, она своими деньгами и ресурсами участвует в создании нового совместного продукта.

Т94: Например?

А.М.: Так, мы совместно с ЭТП ГПБ сейчас делаем сервис «Гараж» для закупки запчастей и трансляции наших цен для поставщиков. Это платформа обмена информацией между многими участниками рынка в одном постоянном бизнес-процессе. Речь идет об индустриальной транспортной технике – трубоукладчиках, трубовозы и тд. Это компании, разбросанные по всей России, маленькие и большие – сервисы техобслуживания автомобилей. И эти компании формируют внутри «Гаража» так называемый склад – те запчасти, которые у них есть, в привязке к конкретному договору, где они победили. При проведении ремонта они выбирают запчасти из этого виртуального склада. Либо только те, которые они купили у предквалифицированных нами поставщиков. Это бизнес-процесс, который нельзя уложить в рамки существующего классического закупочного процесса: подал заявку – получил ответ – заключил договор. Функции «Гаража» намного шире, мы одновременно выполняем роль администраторов и видим, у кого наши поставщики купили запчасти, по какой цене и тд.

Т94: Получается, вы отчасти управляете затратами своего поставщика?

А.М.: Так и есть. Кроме того, с помощью «Гаража» мы обеспечиваем безопасность и уверенность в качестве товара. Газпром как заказчик и его партнеры с помощью «Гаража» защищаются от контрафакта через технологию прослеживаемости. Часто бизнес в запчастях на любых сервисах заключается в том, что либо оплаченная запчасть заказчику не устанавливается вообще, либо устанавливается восстановленная запчасть по цене новой.

Т94: Либо не пойми откуда взявшаяся, но по характеристикам похожая.

А.М.: Да, либо устанавливается запчасть, которая не относится к оригинальным, не акцептована производителем, но всех на местах это устраивает. На этом строится маржинальность бизнеса. Компании-заказчики борются с этим по-разному. Например, Транснефть выбрала проверенных поставщиков, посадила свою службу контроля, чтобы она обеспечивали прослеживаемость документов, и завела каталог поставки заказчика. По сути, это каталожная закупка.
Мы в Газпроме нашли другое решение – «Гараж», и ЭТП ГПБ нам его сделала за месяц. Что важно – рынок соглашается с нашим подходом. Потому что честным компаниям тоже хочется отделить себя от недобросовестных ремонтников.

Т94: Как вы оцениваете перспективу и жизнеспособность идеи, что интересы всего рынка может обслужить одна-единственная площадка?

А.М.: Я работаю в подразделении, которое отвечает за развитие конкуренции. Для нас конкуренция – шанс получить лучшие условия. И это правило работает для всех. Если будет один игрок, он монополизирует рынок. Значит, не будет соревнования, не будет лучших условий для заказчика. Для себя мы видим большие риски: наши пожелания по созданию новых сервисов будет либо невозможно реализовать, либо возможно, но за большие деньги. И потом, нужны компетентные специалисты, которые будут это делать.
В целом, повторюсь, регулирования сейчас вполне достаточно. На законодательном уровне даже отрегулированы внутригрупповые сделки – они теперь не попадают под действие 223-ФЗ. Давно было понятно, что когда мы закупаем услугу внутри холдинга или у взаимозависимой с нами компании, конкуренция для нас является всего лишь бенчмаркингом. Да, мы выводим такие закупки на конкуренцию, чтобы посмотреть, не слишком ли высокая цена у наших компаний, держим их в тонусе. Но мы понимаем, что выберем в итоге свою компанию, иначе она «провалится» по бюджету, и затраты на ее содержание все равно лягут на нас. Выстраивание отношений со своими компаниями – важный инструмент управления корпоративными затратами, но не надо превращать это в процедуру для внешнего рынка.

Т94: Как вы работаете по бенчмаркингу? У вас есть какие-то сервисы для этого?

А.М.: Если мы говорим про стоимость товаров, услуг и работ, конкуренция –лучший бенчмаркинг. Кто дает лучшую цену без потери качества, тот определяет нижний уровень эффективной цены. Если игроки сами по себе равны, и речь не о демпинге на рынке. В будущем стоимость должна стартовать уже с этой меньшей цены. Дальше смотрим, как рынок справляется. Пока мы делаем такого рода работы вручную, нужного сервиса на рынке мы не видели.У нас есть инструмент по запросу цен. С одной стороны, так мы узнаем, что предлагает рынок, с другой – обеспечиваем интерес рынка. Понятно, что если мы четыре раза спросили про закупки чего-нибудь одного и того же, то вывод очевиден – собираемся закупать, а не просто тестируют рынок.

Т94: Какая, кстати, у вас средняя конкуренция на торгах?

А.М.: У нас она разная по сегментам. Самая низкая конечно, среди дорогостоящих строительно-монтажных работ, потому что игроков на этом поле практически нет. На этих торгах — по 2 участника.
Есть сегменты максимально конкурентные, например, кадастровые работы, или поставка товаров для текущих нужд. Там конкуренция может составлять до 15 участников.

Т94: В закупочном процессе Газпрома многое автоматизировано. На ваш взгляд, вы достигли максимума в автоматизации закупок?

А.М.: У нас закупочный процесс не строится только вокруг проведения закупки. Он начинается с построения модели рынка, со знания его основных игроков и их возможностей, знания взаимосвязей между отдельными исполнителями по проекту. Закупочная процедура только финализирует процесс, это последний штрих, когда можно получить дополнительную скидку за конкретный заказ. Вот в чем процедура-то заключается. Первична экономическая модель того процесса, для обеспечения которого формируется закупка, и экономическая модель участников этой закупки – вот что было бы интересно автоматизировать. В самой процедуре автоматизировать уже нечего.

Т94: Мы с вами начали говорить о сервисах. Какими еще сервисами, помимо «Гаража», вы пользуетесь? Есть ли такие сервисы, которых еще нет на ЭТП ГПБ, но вы планируете их создавать?

А.М.: Базовая вещь – Интернет-магазин малых закупок. Это все закупки стоимостью менее 500 тысяч рублей. Раньше они были у нас, скажем так, в серой зоне: как администраторы мы не видели, как дочерние общества закупают, что закупают, у кого и по какой цене. Теперь, благодаря сервису, мы онлайн отслеживаем все эти процессы. «Гараж» использует модернизированный потенциал того же Интернет-магазина. На примере «Гаража» мы обкатываем концепцию того, что заказчик видит структуру себестоимости, действия исполнителя, а также следующего за ним исполнителя или поставщика.

Т94: А потом «Гараж» можно будет тиражировать на другие отрасли.

А.М.: От результата зависит. Если в других отраслях буду желающие стать из серых белыми, то да. Но это же композитный сервис, он содержит нормативно-справочную информацию, с ним связана концепция единого номенклатурного номера. Так что и нам, и рынку, нужен единый номенклатурный номер, или единый номенклатурный номер конкретно взятого товара. Это гениальная идея, которую надо развивать в России.
Если говорить о новых проектах, то речь идет об интеграции уже не только наших закупочных процедур, но и всех наших закупочных потребностей, хоть в рамках процедур, хоть вне их, со всеми другими игроками рынка. Это позволит формировать полную картину промышленности. Это, в частности, взаимодействие с Государственной информационной системой промышленности (ГИСП).

Т94: Вы наверняка себе ставите, как каждый менеджер, цели и задачи на будущее. Какие у вас цели, скажем, на ближайшие пять лет?

А.М.: Мы управляем затратами и постоянно ищем новые механизмы для сокращения затрат, более эффективные решения. Одна из идей – постепенно перевести в электронную форму не только взаимодействие, но и учет: вести полновесные электронные договоры, чтобы обе стороны, и поставщика, и заказчика, научились их учитывать в своих системах.
80% затрат управляются путем расчета моделей закупок. Управление эконометрическими моделями – бездонная тема для нас.
Вкратце, вот этим и планируем ближайшие пять лет заниматься. Мы понимаем, что есть еще заделы по эффективности.
И, конечно, одна из глобальных задач, к которой мы собираемся приступить – управление затратами поставщика. Можно вести переговоры о совокупной потребности всех наших поставщиков, о том, что влияет на стоимость производства их продукции. Безусловно, с таким сильным партнером, как Газпром, нашим поставщикам будет гораздо легче. Для начала необходимо собрать информацию о ценообразовании. На втором этапе возможен выход на совместную переговорную позицию.

Т94: То есть вы планируете в переговорах тоже активно участвовать?

А.М.: Да. Но предварительно оценим, есть ли ниши, в которых мы можем за счет своего ресурса получить какую-то синергию, эффективность, снизить затраты наших поставщиков и тем самым снизить затраты для нас.

Т94: Последний вопрос. Каковы ваши прогнозы по развитию рынка на ближайшие годы?

А.М.: Прогноза два: позитивный и негативный. Позитивный: если будут скорректированы новые нормы закупочного законодательства в части требований к ЭТП, мы продолжим нормальную работу в штатном режиме. Прогноз негативный: если поправки останутся и вступят в силу, нам придется заниматься несвойственной нам работой: организовывать новые каналы взаимодействия с другими ЭТП. И это, скорее всего, поставит под угрозу контрактацию по малому бизнесу, минимум, на несколько месяцев. И это вполне реальная угроза, потому что внести такие колоссальные изменения в работу за неделю не получится. Изменение бизнес-процессов любой большой корпорации требует нескольких месяцев обсуждений, согласований и подготовки. Но мы надеемся на позитивный сценарий.

Беседовал Герман Калышев

Александр Мазуров
Начальник департамента 817 ПАО "Газпром"