Союз меча и орала: инвестиции и госзаказ обеспечат развитие инноваций

Союз меча и орала: инвестиции и госзаказ обеспечат развитие инноваций
21/07/2017 09 : 49

Победят ли российские компании в конкурентной борьбе

Государство намерено всерьез заняться развитием инноваций. К середине осени 2017 года должны быть разработаны поправки в законодательство, направленные на создание инвестиционно-технологических партнерств и обеспечение спроса на инновационную продукцию отечественных разработчиков со стороны госведомств и госкомпаний. Что необходимо для того, чтобы указанные меры заработали, и удастся ли при этом избежать ограничивающих конкуренцию заградительных мер, рассуждают эксперты Т94.

На официальном сайте президента России опубликован список поручений, подготовленных по итогам Петербургского международного экономического форума. Среди них – разработка мер, направленных на поддержку инновационных предприятий путем формирования инвестиционно-технологических партнерств. Соответствующие поправки в имеющееся законодательство должны быть подготовлены до 15 октября 2017 г.

 

Предполагается, что поправки должны обеспечить расширение круга участников и увеличение предельного срока действия специального инвестиционного контракта, создать гарантированный спрос на продукцию, произведенную по специнвестконтракту, со стороны государственных ведомств и компаний с госучастием, а также предоставить налоговые льготы для инвесторов на весь срок его реализации.

 

“Законов, стимулирующих спрос на отечественную продукцию, уже более чем достаточно, и большее их количество скорее только усложнит жизнь производителей“, – говорит Константин Черников, генеральный директор компании “Актив”. В качестве примера он приводит Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, созданный в рамках предпринимаемых государством мер по приоритетному использованию в госструктурах отечественных программных продуктов, который стал одним из инструментов помощи отечественным производителям.

К декабрю 2016 г. в реестре насчитывалось уже 2590 программных продуктов от 583 правообладателей. Включение в реестр дает возможность рассчитывать на применение государственных мер поддержки, оказываемой поставщикам отечественного ПО. По данным аналитиков "Кода безопасности", сегодня 37% компаний-респондентов используют реестр отечественного ПО, поскольку этого требует закон; 19% считают, что реестр помогает выбрать зрелые российские решения; еще 14% организаций приходится обосновывать покупку зарубежного ПО; а 30% компаний не используют реестр отечественного ПО для выбора ИБ-продуктов. Однако важно отметить, что обязательным к использованию реестр российского ПО является только для государственных организаций, а остальные отрасли могут ориентироваться на него в том случае, если их стратегия подразумевает импортозамещение.

“Политика импортозамещения дала в отрасли ИБ ощутимые результаты: с 2014 по 2016 г. российские организации увеличили в структуре потребления ИБ-решений долю отечественных средств защиты информации. Так произошло в 15% госструктур; 10% компаний ТЭК; 13% телеком-игроков; 28% организаций сферы образования и здравоохранения. Если в целом в 2014 г. структур, где доля российских ИБ-решений составляла более 75%, было 47,6%, то к концу 2016 г. – уже 62,5%”, – рассказывает Павел Коростелев, старший менеджер по маркетингу продуктов компании "Код безопасности".

По мнению Константина Черникова, было бы полезно создать также реестр отечественных электронных устройств. “Развитие электроники и микроэлектроники относится к критически важным проектам, необходимым для государства и экономики. Подобный реестр сможет стимулировать создание и развитие внутреннего рынка”, – уверен он.

В настоящее время в рамках импортозамещения законодательством о контрактной системе предусмотрено два типа мер: заградительные и преференционные, продолжает Дмитрий Казанцев, начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center. Первый блок направлен на то, чтобы защитить отечественных производителей от необходимости конкурировать с иностранцами, а второй – на то, чтобы помочь им победить в конкурентной борьбе, пусть даже конкурентом будет иностранец. “Хочется надеяться, что поддержка продукции специнвестконтрактов будет осуществляться именно по второму пути, – говорит эксперт. – Хотя словосочетание о “гарантии спроса” заставляет опасаться именно заградительных мер, ограничивающих конкуренцию”.

 

Очень важно, чтобы спрос не стимулировался искусственно. То есть предлагаемая продукция должна быть и востребована, и лучше по сравнению с предложениями конкурентов, считает эксперт. 

 

“Если хотя бы одно из этих правил не соблюдается, то неизбежен как минимум перерасход бюджетных средств. Иными словами, сбыт продукции специнвестконтрактов должен стать не самоцелью, а лишь средством для насыщения российского рынка, в том числе рынка госзаказа, качественной и действительно необходимой ему продукцией”, – уточняет Казанцев.

“Ограничительных мер со стороны государства для иностранных продуктов избежать не получится, – уверен Коростелев. – Но рынок и сам вводит ограничения. Например, продолжать использовать иностранное оборудование в отдельных регионах сложно из-за проблем с техподдержкой – зарубежные вендоры ее там не предоставляют”.

“Многие новые продукты могут быть созданы, только если к ним применять подходы, которые больше относятся к управлению инвестициями. Если новый закон поможет этому, и уровень бюрократических процедур, связанных с заключением инвестиционных контрактов, не будет слишком большим – это отличный способ развивать цифровые услуги государства”, – продолжает Константин Черников.

“Нельзя смешивать закупки и инвестиционную деятельность”, – согласен с ним Михаил Константинов, генеральный директор ЭТП ГПБ. Закупки – это лишь один из инструментов создания и поддержания в рабочем состоянии промышленного предприятия, элемент экономической модели, работающий исключительно в тот момент, когда сама модель подразумевает выход на рынок за недостающим ресурсом, поясняет эксперт. Именно поэтому инструменты, предлагаемые в рамках закупочной деятельности, в том числе и в категории "протекционизм", категорически недостаточны для создания безопасной и прозрачной среды для денег инвестора. Но необходимы. 

“Речь идет о важнейшей задаче, над которой работаем и мы (ЭТП ГПБ) в рамках соглашения о стратегическом партнерстве с Минпромторгом РФ, подписанном на ПМЭФ 2017. Задача: на рубль государственных денег привлечь пять рублей частных. Лучше – десять, – продолжает Константинов. – Инвестор пуглив по определению. Особенно, когда расходуется не его венчурный фонд, а когда он оперирует деньгами своих клиентов. Инвестор еще и разный: институционал входит в капитал, чтобы при достижении требуемой оценки в нужное время продать (горизонт – три года). Индустриальный инвестор вкладывает всерьез и надолго, чтобы иметь надежные поставки или долгосрочный доход (горизонт – до двадцати лет) и начать получать этот доход в требуемый срок и достаточном размере”. 

При всем различии, любой инвестор просчитывает срок начала возврата инвестиций и их размер. И все, что может оказать негативное влияние на эти показатели, его отталкивает. Это запредельный процедурный контроль во всем, в том числе и в закупках, коррупция, непредсказуемость потребителей продукции объекта инвестиций (например, вероятность того, что в случае отмены санкций спрос на отечественную продукцию упадет).

“С процедурным контролем сделать ничего нельзя – его апологет ФАС назначен руководить и закупочной, и тарифной политикой, а также внутрихолдинговой деятельностью. Никуда не деть и обременения, например, в виде поддержки малых предприятий через квоты без внятной модели развития по отраслям. С коррупцией воюют, и это отлично, – говорит эксперт. – Непредсказуемость потребления – вот на что, надеемся, направлен новый пакет мер. Это гарантии приобретения продукции объекта инвестиций на периоды окупаемости и гарантированной доходности в дальнейшем”.

 

Высокотехнологичная, инновационная продукция создается только в рамках долгосрочных контрактов, в сложной кооперации с несколькими переделами.

 

Инвесторы несут риски, вкладывая прибыль, или средства венчурных фондов, или средства клиентов в элементы технологической цепи или в строительство значительной ее части. Снизить их опасения могут контроль и управление целевым использованием средств, прозрачность проекта и хода его реализации и наличие управляемого сбыта на горизонте гарантированной доходности проекта.

“Главное здесь – создать уникальную для цепочки кооперации и объекта инвестиции, как элемента кооперации, экономическую модель», – уверен Константинов. Тогда это станет следующим эволюционным шагом, который органически отменит процедурный контроль.

 

Автор: Наталья Рудычева

новости по теме

Мошенники решились на таран

"Таранные схемы" пришли в имущественные аукционы

Неприкосновенность оборонки:

нужно ли защищать спецсчета от ареста?

Путь к росту или гиперконтроль

Нужен ли России Нацплан развития конкуренции?

Занимательная пресса:

какие издания выписывают чиновники в рамках госзаказа

спецпроекты

Наши партнеры