Восток и Запад: Что перенять российским закупкам?

Восток и Запад: Что перенять российским закупкам?
26/06/2017 08 : 56

Полезный мировой опыт - по версии ТЭК-Торг.

Т94 встретился с Генеральным директором электронной торговой площадки ТЭК-Торг Дмитрием Сытиным, чтобы побеседовать о мировых трендах в закупочной деятельности.

 

— Сегодня самой полной закупочной системой в мире признана корейская KONEPS. Как Вы считаете, может ли подобная система работать в России? Какими качествами должна обладать эффективная закупочная система?

 

На Западе все закупочные системы делятся на два типа: сорсинговые (для госзакупок или госкомпаний) и маркетплейсы. Корейская же система обеспечивает полный замкнутый цикл закупки, включая платежи. Она, конечно, пока выглядит более функциональной, чем российские аналоги. Причина в том, что у нас процесс закупки сейчас проводится в разных информационных системах. В частности, на ЭТП для госзакупок проводятся только процедуры (электронные аукционы) и заключение договоров. Сегодня электронные площадки идут к тому, чтобы заполнять существующие пробелы, и KONEPS – пример правильной и эффективной модели закупок для российских ЭТП.

 

— Почему ее не берут за образец западные страны?

 

На Западе системы закупок сформировались давно. Там уже прочно сложилась модель работы, и она не меняется. Нашему законодательству и разработкам не так много лет, их можно считать современными, хотя говорить об полноценной эффективности пока рано.

 

— А корейская система развивалась без учета западного опыта?

 

Нет, кое-что было взято. Во многих странах есть многоуровневая система отбора поставщиков. Самое сложное - поставщику попасть в пул заказчика. В Америке из пула отобранных поставщиков заказчик может заключать контракты на закупку небольшого объема. Корейцы переняли эту схему. Чтобы попасть в пул, поставщику приходится ждать примерно год, но когда он попадает, то ему не приходиться задумываться о том, чтобы дать самую низкую цену, и не нужно проходить сложную процедуру. Поставщику просто дают прямой контракт, и он его выполняет, а юридически все это выполняется в виде типового контракта.

 

— Насколько справедливо выбирать прямых поставщиков?

 

Проводить процедуру ценового анализа или тендера – правильно. Здесь вопрос периодичности: разыгрывать процедуру раз в квартал или полгода, чтобы поддерживать конкурентную цену и ротацию поставщиков. Это дает возможность новому поставщику войти в пул и стимулирует его остаться в нем. Ведь у них, как у любого коммерческого предприятия, основная цель – получение прибыли. В России нет сбалансированной модели, у нас пытаются расторговывать каждую процедуру. Однако, на Западе этой системе не хватает живости, она чересчур закостенелая, в системе поставщиков не хватает ротации. А у нас в свою очередь много транзакционных издержек, большой объем документов.

 

— Чем еще интересна KONEPS?

 

К примеру, в 2005 г. корейское агентство государственных закупок (Public procurement system) внедрило американскую систему Multiple award schedules (MAS), которая заменила Multi-Goods Supplying System (MGSS). MGSS часто критиковалась, так как выбор поставщика только по ценовым параметрам часто приводил к необходимости закупки менее качественных товаров, существенно ограничивал ассортимент закупаемых товаров и конкуренцию в качественном аспекте. Новая система позволяет государственным заказчикам размещать прямые заказы на простые и часто закупаемые номенклатуры в рамках KONEPS E-Mall (аналог наших интернет-магазинов). В таком случае заказчик может выбирать из широкого ассортимента товаров без привязки к лучшей цене. Стать участником программы MAS довольно сложно, но однажды пройдя все формальности и проверки, поставщик может быть уверен в непрерывном потоке заказов, а самое главное - нет необходимости каждый раз участвовать долгих и изнурительных однотипных процедурах на контракты небольшого объема. Да и поставлять можно более качественный продукт.

 

— Применяются ли мобильные технологии?

 

Да, в системе KONEPS пользователи могут участвовать в торгах используя мобильные телефоны, а идентификация пользователей осуществляется сканированием отпечатка пальцев. Это же не квантовая механика, мы уже сегодня пользуемся подобной технологией ежедневно, например, при оплате покупок в магазине. Почему бы нам не внедрить подобное и в системе закупок. Пока же у нас все по принципу «Т-34»: дешево, но эффективно.

 

— Фактор конкуренции в ценовом сегменте тормозит развитие закупочной системы. Какие еще факторы сдерживают развитие отечественных торговых систем?

 

Основным сдерживающим фактором развития площадок является неопределенность в части государственного регулирования отрасли. В течение нескольких последних лет регулятор часто делал непоследовательные шаги. Например, вывешивались технические требования к площадкам-операторам закупок в рамках 223-ФЗ, и некоторые участники даже пытались начинать им соответствовать, затрачивая большие ресурсы. На выходе с таким трудом достигнутые параметры, да и вообще сами требования, не получали подтверждения. Таким образом, участники до последнего времени находились и сейчас находятся в условиях информационной неопределенности, и любое стратегическое развитие было чревато бесполезной растратой ресурсов, которые могли бы пригодится в будущем. Надеюсь, что с переходом функций регулятора к Минфину ситуация изменится, и мы сможем проводить прогнозируемое поступательное развитие.

 

— Есть ведь еще и проблема цена-качество закупаемых товаров?

 

Да, и она стоит остро. С одной стороны, мы проводим функциональные конкурсы, а с другой, основным критерием выставляем цену. Расторговывая ручку по минимальной цене, нужно либо расторговывать конкретный товар между поставщиками, либо делать не запрос цен , а запрос предложения или конкурс проводить, чтоб можно было сделать многокритериальный выбор. В этом случае должен быть баланс между качеством и ценой.

 

— Эта проблема как-то решена в Корее?

 

Да, в Корее есть специальные агентства по закупкам. Корейское агентство государственных закупок (Public procurement system), которое является оператором системы KONEPS, существуют с 1949 г. Заказчиков не заставляют проводить закупки на KONEPS, но их заставляют проводить процедуры через это агентство, которое является оператором KONEPS. KONEPS - это только инфраструктура для проведения закупок, сами же закупки проводятся агентством. Эти две структуры в разной степени вовлеченности участвуют в закупке и взимают плату с заказчика. Сотрудники Public procurement system проводят закупку на KONEPS, потому что так проще и удобнее за счет автоматизации процедур. Эти люди отвечают за качество, осуществляют приемку товара и всю юридическую работу. Они же ищут поставщиков и принимают ответственность за их выбор. Интересно, что сейчас у муниципалитетов нет обязанности закупать через Public procurement system, как было раньше, но при этом они продолжают увеличивать объемы таких закупок. Это свидетельствует об отлаженности системы и ее качественной работе. Практически, речь идет о своего рода организаторе закупок, который закупает за госзаказчиков.

 

— Как если бы у нас автоматизировали службу снабжения?

 

Именно так. В России госзаказчики имеют службу снабжения, но ее можно заменить системой подобной корейской, только на базе площадок, например. ЭТП в будущем могли бы выполнять функцию системы снабжения, которая выполняет комплекс услуг от потребности до поставки или оплаты. Она берет на входе потребность заказчика, а выдает точно в срок по лучшей цене уже конечный товар или услугу. Главная задача такой системы - снять все обязанности и непрофильную деятельность с заказчика. В России можно создать несколько агентств, чтобы между ними была конкуренция, а у заказчика выбор.

 

— Что общего у ТЭК-Торг с лучшими ЭТП мира? Чей опыт вы переняли или планируете перенять? Или он в наших условиях вообще бесполезен?

 

Российский опыт в области закупок, вообще говоря, уникален. Прямое сравнение с какими-либо аналогами не вполне корректно. Наиболее подходящим сравнением для российских ЭТП можно считать модули e-sourcing современных приложений для стратегического сорсинга (strategic sourcing application suite).

 

Рассматривая эти системы, полезно обратить внимание на то, в каком направлении они двигаются - в частности, интеграция с внутренними и внешними информационными системами, упрощение пользовательского интерфейса, расширение ассортимента аналитических инструментов и встроенных дополнительных сервисов. В этом направлении развивается и ТЭК-Торг. Так что, как сейчас принято говорить, мы в тренде.

 

— Уровня автоматизации хватает?

 

В части автоматизации Россия пока отстает от Запада. От них сегодня можно перенять опыт внедрения системы автоматизации в закупочный процесс заказчиков. Мы двигаемся в этом направлении. Например, клиентам стало доступно заключение договоров в электронном виде. Ранее, заключение проходило вне площадки, если не брать договора в 44-ФЗ. В августе закончится пилотный проект по заключению договоров в электронном виде на площадке. Польза заказчиков заключается в сокращении сроков заключения договоров до 10 раз. Также благодаря автоматизации отсутствует риск потери документов, и, конечно, снижены расходы на весь процесс. Кроме того, площадка помогает в процессе аккредитации поставщиков у заказчиков.

 

Другими словами, с помощью ЭТП можно войти в пул поставщиков конкретного заказчика. И тут есть два типа контроля: аккредитация (финансово-экономическая оценка и оценка репутационных рисков этого поставщика) и квалификационная оценка, например, по группам номенклатуры, которую он может поставлять. Сегодня площадка автоматизировала эти процессы во взаимоотношениях с поставщиками, а сами оценки происходят внутри предприятия заказчика. Есть и перспективные направления, которые будут развиваться в ближайшем будущем - электронный документооборот в рамках исполнения договоров, например. По сути, это элемент процесса заказчика, который берет на себя ЭТП. Частично систему отчетности заказчик использует с площадки.

 

— То есть, вы становитесь агрегатором внешней информации заказчика. Вся информация в корейской системе KONEPS хранится 50 лет. Насколько оправдан такой длительный срок хранения информации? Это ведь дорого.

 

Для них срок в 50 лет – нормальный. Уверен, до создания KONEPS они также хранили все, но в бумажном виде. Может быть, поэтому они считают, что KONEPS экономит только на административных расходах более $8 млрд в год.

 

Длительное хранение информации, конечно же, оправдано. Но срок зависит от пользы исторической информации. Такая информация, действительно, может быть полезной. Во-первых, это дает заказчикам широкий функционал возможностей по анализу и прогнозированию.

 

Классический пример – расчет начальной максимальной цены, расчет ценового тренда, который есть на рынке и не всегда зависит только от инфляции. Во-вторых, предыдущий опыт закупок может быть полезен как с точки зрения удачных бизнес-кейсов, так и с точки зрения того, как делать не стоит.

 

— Насколько эффективна технология блокчейн в электронных закупках?

 

Для начала нужно понять, как блокчейн эффективно применять к системам торгов. Причем сейчас пока не ясно, зачем это делать.  Блокчейн можно применять для подписания документов, реестров, регистрации прав и т.п., а с точки зрения проведения торгов, пока его применение не очевидно.

 

— Можно ли с его помощью уменьшить влияние регулятора?

 

— Регулятор задает правила, например, формирования начальной максимальной цены. При этом ему ничто не мешает регулировать закупочную область, реализованную с помощью технологии блокчейн. Регулятор определяет принципы, а блокчейн - это технология, например, проведения закупок, с помощью которой эти принципы будут соблюдаться. Но даже со временем законодательство никуда не денется оно просто трансформируется. В спорах субъектов регулятор так и останется.

 

новости по теме

Чиновникам могут вернуть дорогие подарки

Но презенты должны быть из "своих" промыслов

Госзакупки иностранного телеком-оборудования могут ограничить

Рынок не готов к тотальному импортозамещению

Конфликт интересов: родственников заказчика отстранят от закупок

Друзей и бывших супругов запрет не коснется

спецпроекты

Наши партнеры