Единая информационная система и госзаказ

Единая информационная система и госзаказ
11/02/2014 10 : 56

Вступивший в силу закон 44-ФЗ предусматривает создание единой информационной системы (ЕИС), которая должна содержать детальные сведения обо всех этапах исполнения контракта по каждой из госзакупок начиная с их планирования.

По замыслу разработчиков закона, ЕИС, с одной стороны, это — инструмент сбора данных в сфере госзакупок, с другой — инструмент контроля за взаимным соответствием данных в различных документах (к примеру, соответствием сведениям в плане-графике и в плане закупок).

Наряду с информацией о каждой закупке в ЕИС предполагается размещать и другие полезные сведения — данные о результатах аудита закупок, реестр контрактов, единый реестр банковских гарантий, реестр «недобросовестных поставщиков», реестр жалоб в контролирующие органы, а также база типовых контрактов. Кроме того, по замыслу разработчиков, в ЕИС будут включены каталоги товаров и услуг для государственных и муниципальных нужд, а также «модуль определения среднерыночной цены на товары и услуги». Предусмотрена возможность ведения «общественных дискуссий», таким образом предполагается реализовать принцип общественного контроля госзакупок.

Пока же на нынешнем портале госзакупок имеется лишь информация о размещении заказа и заключении госконтракта, но не о ходе его исполнения. Фактически он напоминает обычную электронную «доску объявлений». По словам Антона Сороко, аналитика инвестиционного холдинга «ФИНАМ», ЕИС позволит участникам рынка «составлять долгосрочные планы и видеть всю глубину рынка».

Региональные и муниципальные органы власти вправе создавать собственные информационные системы для госзакупок, при этом данные из региональных ИС, чтобы получить «юридическую значимость», должны автоматически интегрироваться в общую федеральную ЕИС. На это, кстати, стоит обратить внимание системным интеграторам (в том числе и региональным) — не исключено, что в непростое для ИТ-бизнеса время появится возможность получить заказы в этой сфере.

В августе прошлого года постановлением правительства полномочия регулятора контрактной системы в сфере госзакупок были возложены на Минэкономразвития. Ранее регулятивные функции были «размыты» между этим министерством, Минфином и ФАС, и не всегда это «шло на пользу дела». Теперь ФАС и Рособоронзаказу отводится роль «уполномоченных органов, осуществляющих контроль в сфере госзакупок, проводящих согласование и применение закрытых способов определения поставщиков».

В качестве регулятора Минэкономразвития должно сформировать требования к ЕИС. Министерством заключен контракт с «Высшей школой экономики» (ВШЭ) на разработку концепции и технического задания на создание ЕИС. Начальная (максимальная) цена контракта при объявлении этого тендера составляла 37 млн. руб., но ВШЭ предложила за эти работы 6,9 млн. руб. и обошла именитые ИТ-компании, которые также участвовали в тендере на разработку концепции и техзадания.

Без подробного описания функционала ЕИС сложно оценить стоимость ее разработки и сроки внедрения. Понятно одно — этот проект — сложный. У государства уже есть негативный опыт внедрения подобных систем. Можно вспомнить хотя бы эпопею с приснопамятной ЕГАИС, которая разрабатывалась для госконтроля над объемом производства и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Тогда, по словам Вадима Дробиза, директора центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя, «ущерб от ошибок при внедрении ЕГАИС для участников рынка составил сотни миллионов, если не миллиарды долларов».

Чиновники, похоже, осознают, что внедрение ЕИС окажется непростым. До сих пор нет ясности относительно ожидаемых сроков ее ввода в эксплуатацию. Выступая на декабрьском круглом столе в Госдуме, Сергей Икрянников, начальник отдела формирования единых информационных систем Минэкономразвития, сообщил, что поэтапный ввод в действие ЕИС начнется с 2016 г. Хотя ранее его начальник, министр экономического развития Алексей Улюкаев, утверждал, что система заработает к 2015 г.

Сергей Икрянников также пообещал, что Минэкономразвития уже в марте-апреле 2014 г. объявит тендер и заключит контракт на создание ЕИС.

Безусловно, ЕИС попадает в категорию «стратегических информационных систем» (СИС). В прошлом году комитет по науке и наукоемким технологиям Госдумы провел два круглых стола (в июне и декабре), посвященных «законодательным аспектам развития СИС». Последний из них был посвящен СИС в сфере госзакупок, т. е. в основном ЕИС.

Кстати, до сих пор нет более-менее четкого определения, что представляет собой «стратегическая информационная система» (СИС). По мнению Владимира Арлазарова, руководителя лаборатории Института системного анализа РАН, этим термином можно обозначить «комплекс программных, аппаратных, инженерно-технических и иных средств, обеспечивающих управление стратегически важными в масштабах региона или страны структурами (градообразующими предприятиями, министерствами, ведомствами, вертикально интегрированными и территориально распределенными финансовыми, энергетическими, производственными и иными предприятиями)».

Выступавшая на одном из круглых столов Ольга Ускова, президент НАИРИТ (Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий), ссылаясь на данные ВШЭ, сообщила, что госсектор, компании с государственным участием и важнейшие стратегические предприятия тратят на создание и поддержку информационных систем 117–125 млрд. руб. в год. По ее мнению, основными проблемами в этой сфере являются отсутствие единообразия систем, несогласованность подходов к их проектированию, отсутствие единых требований, регламентов, методов оценки эффективности работы СИС. Еще одна острая проблема — отсутствие контроля над эффективностью расходования бюджетных средств на поддержку СИС. Не называя конкретного заказчика, Ольга Ускова сообщила, что стоимость поддержки (8 млрд. руб. за три года) уже многократно превысила стоимость самой системы (2 млрд. руб.). В целом, по ее оценке, потери от реализации коррупционных схем в этом сегменте достигают 35–50%.

Интересные данные привел на кругом столе Андрей Черногоров, генеральный директор ООО «Электронная торговая площадка Газпромбанка». Его сотрудники проанализировали базу данных сайта госзакупок. Выявлено, что в 2012 г. на сайте было размещено 18 тыс. заказов, содержащих слово «компьютер», 20,5 тыс. заказов со словом «программный», 10 тыс. — со словами «информационная система». Некоторые из этих лотов пересекаются, общее число госконтрактов в сфере ИТ оценивается примерно в 30 тыс. По подсчетам Андрея Черногорова, в прошлом году федеральные органы исполнительной власти (без учета госкомпаний и предприятий с государственным участием) потратили на ИТ более 20 млрд. руб. Если не брать в расчет оборонный комплекс, это третья по объему средств категория госзакупок после социальных программ и здравоохранения.

Если допустить, что одним из критериев «стратегичности» информационных систем можно считать их стоимость, и взять за нижний порог цифру в 50 млн. руб., то в 2012 г. было размещено 197 таких госзаказов на общую сумму в 14,6 млрд. руб. На эти «стратегические» ИТ-решения было потрачено более 70% ИТ-бюджетов федеральных органов исполнительной власти.

По словам главы столичного департамента по конкурентной политике Геннадия Дегтярева, в Москве используются «самые современные закупочные практики» и 70% нововведений 44-ФЗ уже «отрабатываются в реальности». Как утверждает чиновник, в сфере закупок экономия бюджетных средств в 2013 г. составила 105,4 млрд. руб. (всего, согласно плану, в прошлом году на приобретение более 67 тыс. наименований и услуг выделено около 733 млрд. руб.). Однако на эти цифры повлияли не только «нововведения 44-ФЗ». В интервью «Российской газете» Геннадий Дегтярев сообщил, что 1,3 тыс. чиновников, занимающихся госзакупками товаров и услуг, в прошлом году прошли тестирование на «полиграфе». Эта процедура проводится в столице с 2010 г., и если вначале проверку не могли пройти до 35%, то в 2013 г. — чуть больше 12%.

Впрочем, и использование «полиграфа» не помогло столице занять более достойное место в «антирейтинге регионов», отражающем «ситуацию с потенциальной коррупцией в сфере госзакупок». В прошлом году Москва заняла 21-е место в антирейтинге (82,63 балла), а средний уровень по стране составил 68 баллов. 

новости по теме

МСП проверят на аффилированность

Часть квоты закупок у МСП достается крупным компаниям

Электронных аукционов может стать намного меньше

В Госдуме предложили ограничить их число

спецпроекты

Наши партнеры