Электронные торги в Москве - сговор невозможен

Электронные торги в Москве - сговор невозможен
01/02/2011 09 : 22

Один из актуальных вопросов современной экономики — это разработка нового подхода в сфере государственных закупок. О том, как наиболее эффективно планировать расходование бюджетных средств, Infox.ru беседует с руководителем департамента по конкурентной политике правительства Москвы, доктором юридических наук, Геннадием Дегтевым

— Геннадий Валентинович, здравствуйте! И первый вопрос такой: как изменится порядок размещения госзаказа в этом году?

— Городской заказ — это серьезнейший крупнейший регулятор экономики в городе и в стране, и, соответственно, с одной стороны, это экономические показатели, с другой — это социальные гарантии и соответствующая стабильность. Поэтому порядок размещения и результаты размещения городского заказа многофакторны. И я бы сегодня, конечно, остановился только на той части, которая относится к так называемой формальной, или организационной, установленной соответствующим законодательством — о порядке размещения госзаказа в 2011 году. Это главное изменение способа размещения госзаказа в 2011 году.

Данное изменение касается того, что правительство и президент подписали соответствующий документ и законодательно установили правило, когда все государственные заказчики страны должны перейти на общероссийский официальный сайт. Это режим единого окна, в котором заказчики будут заявлять свои потребности — о том, что мы хотим купить, по какой цене мы хотим купить, и за какие сроки нужно выполнить эту работу. Мне кажется, это крупнейший национальный проект именно в области размещения госзаказа, которая является наиболее сложной, наиболее подвержена критике и оценена как область с высокими рисками коррупционной составляющей.

Этот этап или этот шаг состоит из следующих пунктов:

Первое, прозрачность информации. Имеется ввиду не только интернет как площадка размещения через открытые ресурсы в режиме оnline, но и критерий доступности. Насколько мы – заказчики, умеем донести свои потребности в простой и понятной форме для любого участника торгов.

Второе, это — сами торги на электронных площадках, которых сейчас по решениям конкурса отобрано определенное количество. Они являются, я это особенно подчеркиваю, бизнес-структурой. Они выполняют самостоятельную функцию, которая призвана быть эффективным регулятором и проводить все эти процедуры в строгом соответствии с законодательством и требованиями, которые на сегодняшний день прописаны в законе.

Третье, это сам поставщик, который аккредитовывает одного из операторов на одной из электронных площадок, в удаленном доступе через интернет участвует в торгах и представляет свое ценовое предложение. Хотел подчеркнуть, что сделан колоссальный шаг к тому, чтобы опробовать и посмотреть как будет развиваться эта технология. Шаг к тому, чтобы все, кому доверено распоряжаться и управлять бюджетными ресурсами для выполнения целевых показателей, в этом режиме осуществляли закупки в 2011 году.

— Какие задачи в связи с этим стоят перед вашим департаментом?

— У нас задача стоит принципиальная. Мэром Сергеем Семеновичем она была подчеркнута как приоритетнейшая и главенствующая по любой из закупок, это то, что закупки должны быть прозрачными, и мы должны предложить механизмы, которые бы при всех технологиях снижали коррупционные риски. Нам нужно, помимо самих процедурных аспектов, еще предлагать всем заказчикам работать по установленным стандартам. Чтобы и плановый показатель закупки, то есть конкурсная процедура, конкурсная документация были максимально стандартизированы и фактор манипулирования какими-либо сведениями, потребностями или тонкостями, которые будут возникать, был бы минимальным.

Я никогда не опишу стандарт какого-то сложного оборудования как какую-то потребность. Тогда возникает только один вопрос, что эта ответственность должна быть персональной, за теми, кто принимает эти решения и прописывает эти требования.

В рамках мониторинга мы сейчас по первому кварталу очень хорошо видим, насколько корректно работают сами конкурсные комиссии. Какие бы интернет-ресурсы и технологии мы ни предлагали, решение принимает человек. То есть это человеческий фактор, и человек обязан принимать эти решения по правилам и по условиям, которые приводят к эффективному размещению заказов. Это и вопросы к организации обучения этих специалистов, и проведение мониторинга за самим фактом размещения заказов.

Есть такой малоприятный показатель, когда заказ размещается единственным участником. Когда, вроде бы, технологии есть, но, тем не менее, заявка подается только одна. Несмотря на то, что по городу этот показатель растет, он находится на уровне 30%. И это говорит о том, что наша задача состоит в том, чтобы повышать конкурентоспособность или конкуренцию участников.

Это возможно сделать только через приглашение и при условии что на площадках было зарегистрировано максимальное количество поставщиков. Поэтому это приоритет, который для нас на сегодняшний день является первоочередным. Я думаю, по результатам будет даваться оценка работы департамента.

— Геннадий Валентинович, какие преимущества у электронных аукционов, действительно ли это надежный антикоррупционный механизм?

— Существует много дискуссий на этот счет. Я считаю, что в настоящий момент ничего другого никто предложить не может. Это пока одно из приоритетных решений: видеть, какие решения принимаются, анализировать их и в рамках этого осуществлять контроль, а с точки зрения вообще электронных аукционов: насколько они охватывают весь спектр потребностей.

Я считаю, что это эффективный способ для того, чтобы у всех участников и вообще у гражданина и у организации было понимание что такое городской заказ и какие средства на эти цели выделяются. Тот, кто выигрывает эти конкурсные процедуры, становятся победителями этих электронных аукционов — дальше, соответственно, продолжают выполнять эту работу. Небезызвестная тема коммунального комплекса — уборки на улицах. Живая, востребованная, ощутимая в повседневной жизни. Мы сейчас как раз ведем такой мониторинг. Какие организации меняются, какие там штрафные и экономические санкции применяются самими заказчиками по качеству работы. И нет ничего более серьезного и системного, если все эти сведения будут в открытом доступе через интернет, будет общественный контроль. Когда эти сведения будут находиться под таким всеобъемлющем оком в разных ипостасях. И если мы ведем мониторинг, то мы же не говорим о жалобе, мы говорим о результате, о том кто должен за это отвечать.

Это две грани одного и того же вопроса, просто один является прописанным в законодательстве, на другой может быть дан ответ населению или организации.

— Да, несомненно. Скажите, а сколько площадок в России сегодня?

— Хороший вопрос. Электронных площадок сейчас в России много, я не берусь назвать количество, потому что интернет-ресурсы развиваются очень динамично и технологично. Но для проведения электронных аукционов отобрано 5 площадок, которые на сегодняшний день прошли конкурсный отбор.

Это должно быть очень ограниченное поле, чтобы его можно было реально видеть и контролировать. Это реальные пять конкурентов, которые в конкурентной борьбе создадут условия и удобный интерфейс как для участников, так и для заказчиков, Эти площадки должны иметь экономическую ответственность в случае нарушения защищености информации и защищенности сведений, которые подают поставщику. В регламентах и в условиях, по котором они работают, заложены очень серьезные экономические санкции. И если они не справятся с этим или не создадут эти условия, то они просто будут обанкрочены и не смогут продолжать эту работу. Это достаточно показательно и является серьезным регулятором, когда не чиновник, а именно бизнес-структура отвечает за процесс, жестко регламентируемый законодательством.

— А как Вам кажется, пяти площадок достаточно? Количество будет увеличиваться?

— Есть решение о пяти.

— Маловато, кажется, для большой России.

— Есть решение о пяти площадках. Если отслеживать по всем иным направлениям, которые напрямую не связаны с горзаказом, возникают новые операторы и электронные площадки. Все прояснится буквально в первые шесть месяцев, через полгода мы совершенно четко сможем сказать и понять: удается ли через эту инфоструктуру из пяти площадок решать весь объем заказов. Хотя прорабатываются вопросы расширения… В течение первых шесть месяцев площадки должны быть апробированы на практике, а мы посмотрим, какие будут результаты. Сейчас для этого все создано, система отвечает за размещение заказов по городу.

— Электронные аукционы снизили ли число торгов, в которых есть признаки сговора между участниками?

— Однозначно отвечу, что снизили, но они, к сожалению, не решили полностью эту задачу. Полная оценка этого вопроса требует времени. Надо понять, где индикаторы. В четвертом квартале прошлого года была достаточно крупная закупка у одного из заказчиков продовольствия, несмотря на то, что оно проходило в электронной форме и, вроде бы, заявок было подано от 4 до 7 на каждый из 60 лотов, фактически по 30 лотам по итогам электронного аукциона было снижение. Было сделано одно ценовое предложение, так называемый один шаг, мы посчитали, что есть факт сговора и обратились в антимонопольную службу по городу в Москве. Коллеги очень быстро прореагировали, результаты по этим лотам были отменены, дальше в рамках закона были осуществлены все необходимые действия по временой закупке продовольствия для питания школы. Тогда мы увидели что один из участников, который подал заявки на все аукционы и заплатил более 200 миллионов рублей «живыми» деньгами, фактически попытался «выставить регулятор» с другими поставщиками, обсуждая, как они будут участвовать в новом аукционе. Было возбужденно дело по закону о защите конкуренции и проведенно уже более тщательное расследование антимонопольной службой. На всех участников, кто был заявлен, были наложены серьезные экономические санкции. Мы намерены продолжать эту работу и осуществлять мониторинг…

И я подчеркну, что эта реакция стала возможна благодаря электронным аукционам, она достаточна оперативная, мы в тот же день увидели эти результаты, в тот же день были приняты решения по обращению, и через сутки уже были приняты все те решения, о которых я сказал.

Я думаю, что любой согласиться с тем, что если бы это было в лекционой форме или в той форме, которой мы до этого пользовались, то в такие сроки реализовать это было бы просто невозможно. Мы бы увидели эти результаты только после заключения госконтракта…

Я хотел добавить несколько слов, мне кажется, что проект в целом очень не простой. Считаю, что он должен поддерживаться в информационном плане регулярно и системно. Мы ставим себе задачу не просто ежемесячно, а в более частом режиме осуществлять информирование о том, как мы переходим на требования федерального законодательства, и какие первые результаты мы получаем.

Я убежден, то что сделано и проведено – это колоссальная работа, достигнут принципиально важный результат при переходе на такую систему размещения госзаказа… Я не понимаю тех, кто возражает, потому что пока нет результатов, на основании которых можно было бы сделать выводы.

Поэтому нужно продолжать эту работу, и через многообразие средств интернета, через участников конференций получать эти сигналы. Я их называю индикаторы проблемных участков или проблемных зон, на которые нужно незамедлительно реагировать.

Так же как мы отреагировали в течение суток на проведение аукциона, так можно оперативно отреагировать и на другие возникающие вопросы.

новости по теме

Закупки в "оборонке" засекретят

Не отпугнет ли это инвесторов?

Не ваш размер:

какими должны быть лоты

Занимательная математика:

систему госзакупок будут измерять через "СПАРК-Маркетинг"

Рост малых:

как новые квоты закупок отразятся на МСП?

спецпроекты

Наши партнеры