Банк ОПК и ЕИС-2:

Банк ОПК и ЕИС-2:
01/02/2018 09 : 27

Эксперты оценили возможные последствия санкций

Новое расширение американского санкционного списка против России подталкивает российских чиновников принимать контрмеры, в том числе в области гособоронзаказа. Вскоре Промсвязьбанк станет собственностью государства, будет проводить его расчеты с подрядчиками и кредитовать их. Речь также может идти об изъятии из открытых источников сведений, публикация которых может повредить нормальной закупочной работе компании, и переводе всех закупок компании в закрытый режим, говорят эксперты. 

В минувшую пятницу Минфин США сообщил о расширении санкционных списков против России, в которые в общей сложности попала 21 организация. Среди физических лиц, попавших под ограничения Минфина США, числятся заместитель министра энергетики Андрей Черезов и директор департамента оперативного контроля и управления в электроэнергетике Евгений Грабчак, а также глава "Технопромэкспорта" Сергей Топор-Гилка. Из энергокомпаний в список попали непосредственно "ВО Технопромэкспорт" и энергомашиностроительная компания "Силовые машины". Кроме того, в ближайшее время власти США должны окончательно утвердить список близких к Кремлю людей, которые также должны подпасть под финансовые санкции. 

Одним из итогов санкционной политики стало изменение работы системы закупок. Чиновники подстраивают работу системы под новые условия. Промсвязьбанк, отправленный на финансовое оздоровление в конце прошлого года, возьмет на себя обслуживание гособоронзаказа и крупных госконтрактов, сообщил Минфин России. Банк станет собственностью государства, будет проводить его расчеты с подрядчиками и кредитовать их. По данным Центрального банка, в течение I квартала Промсвязьбанк будет докапитализирован и передан государству, его возглавит нынешний гендиректор Российского экспортного центра Петр Фрадков. При этом, по данным Минобороны, только в 2018 году расходы министерства по гособоронзаказу составят 1,5 трлн рублей.

Банк ОПК – это вынужденная мера, считает генеральный директор ЭТП ГПБ Михаил Константинов. "Государство потеряло надежду на возможность сохранить в универсальном банке на должном уровне кредитование и обслуживание предприятий ОПК с одной стороны и вертикально интегрированных компаний – с другой. Это компромисс с системными банками. В обмен на существенный объем ликвидности средств гособоронзаказа, который перейдет в новый старый банк", – считает он. По его словам, эти банки все равно подпадут под санкции, но денег на их поддержку уже не будет, они уйдут на поддержку оборонного банка.

В рамках контрсанкций ясно обозначились два вектора: рациональный и "упреждающий", рассказал Т94 начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center Дмитрий Казанцев. "Рациональный заключается в изъятии из открытых источников тех сведений, публикация которых может повредить нормальной закупочной работе компании. В контексте закупок компаний, попавших в санкционные списки, это, прежде всего, сведения о победителе. Применение таких мер не вызывает вопросов, кажется наименее трудозатратным, и наиболее эффективным с точки зрения реальных угроз", – одобряет он.

"Однако прекращение информирования наших западных партнеров через Единую информационую систему (ЕИС) превратилось в создание ЕИС-2, к которой нет официального публичного доступа. ЕИС-2 – частный ресурс, аттестаций по классу защиты не имеющий, просто макетируемый чиновниками в рамках очередной процедуры. Мерой адаптации или ответом такую историю назвать трудно", – отмечает Константинов.

Что касается упреждающих мер, то они подталкивают к радикальным решениям вроде перевода всех закупок компании или целого холдинга в закрытый режим, что коренным образом противоречит российскому законодательству о закупках, указывает Казанцев. "Ни о каком развитии конкуренции в этом случае не может быть и речи. Вряд ли подобная мера адекватна степени угроз от санкций. Если проведение отдельных категорий закупок в закрытом режиме и в самом деле может быть важнее развития конкуренции на специфических рынках, то тотальная секретность закупок означает в некоторой перспективе тотальную же монополизацию поставок", – считает Казанцев.

По словам директора института повышения конкурентоспособности Алексея Ульянова, декабрьская директива правительства о переводе закупок более сотни оборонных предприятий на электронную площадку Сбербанка фактически означает монополизацию рынка и "потенциальное разрушение отрасли, потому что эта площадка заточена для проведения аукционов". Аукцион для покупки в развитых странах не применяется, поскольку этот способ закупки способствует монополизации, коррупции и поставке некачественных товаров, поясняет он.

Эффект от санкций будет разноплановым: нас ожидает закрытие доступа к новым технологиям, снижение качества банковского обслуживания и повышение его стоимости для участников гособоронзаказа (ГОЗ) вследствие ухода ряда частных банков из этой сферы и ее монополизации несколькими госбанками, считает Ульянов. "Под предлогом усиления контроля за ценообразованием и расходованием средств из гособоронзаказа вытесняется инновационная продукция и те частные предприятия, для которых участие в ГОЗ составляет меньшую часть бизнеса, так как зачастую деньги со спецсчетов снять просто невозможно. Те же, для кого это основной бизнес, вынуждены вести тройную бухгалтерию, а допрасходы на банковское обслуживание, контролеров и бухгалтеров включать в цену", – поясняет он.

Автор: Анастасия Смоленская

 

новости по теме

ЭТП на продажу

как изменения закона скажутся на площадках?

Должен? Простим

Поможет ли малому бизнесу списание неустоек?

На что жалуемся?

Эксперты прокомментировали динамику жалоб на торги

Аналитика закупок

С какими заказчиками работают мои конкуренты?

спецпроекты

Наши партнеры