МСП проверят на аффилированность

МСП проверят на аффилированность
25/09/2017 09 : 42

Часть квоты закупок у МСП достается крупным компаниям

Часть МСП, получающих заказы, связаны с крупными корпорациями, опасается первый вице-премьер Игорь Шувалов. Об этом он заявил на юбилейном форуме "Опоры России". Эти опасения высказывались экспертами ещё на стадии внедрения механизма преференций для поставщиков из числа малого бизнеса; проблема в том, что сам механизм помощи МСП в виде обязательного процента от закупочного бюджета толкает заказчиков на такие манипуляции, говорят эксперты.

Игорь Шувалов призвал Корпорацию МСП продолжать работу с информационными системами, чтобы выявлять аффилированные с крупными игроками малые предприятия. "Этот сегмент (закупки у МСП по 223-ФЗ) должен быть абсолютно прозрачен," – заявил Шувалов, подчеркнув, что участники таких закупок не должны быть аффилированы с крупными компаниями.

Ранее заместитель министра финансов Алексей Лавров отмечал, что действующая редакция 223-ФЗ не дала ожидаемого результата в части привлечения МСП к закупкам госкомпаний. По его словам, рост доли МСП в общем объеме закупок носит формальный характер и возник за счет малого бизнеса, созданного специально для участия в закупках.

По данным мониторинга применения 223-ФЗ в I полугодии 2017 года, Минфин оценил долю закупок госкомпаний у субъектов МСП в 11,2% от общего объема заключенных контрактов. Это 9,3 трлн руб. по данным ежемесячной отчетности госкомпаний или 7,3 трлн руб. по данным реестра договоров. В 2016 году закупки крупнейших госкорпораций у МСП в денежном выражении превысили 1,5 трлн руб.

За 8 месяцев этого года субъекты МСП, по данным Корпорации МСП, заключили с крупнейшими госкомпаниями контракты на 1,2 трлн руб. – существенно больше спрогнозированных ранее 887 млрд руб. Тем не менее, мониторинг Минфина показал, что многие госкомпании заключают формальные договоры, стоимость которых многократно превышает предельные размеры выручки МСП.

Согласно первым отчетам крупных госкомпаний, среди субъектов малого бизнеса, получившего от них заказы, фигурировали подчас довольно странные структуры. Возникают подозрения, что они на самом деле совсем не малые, либо аффилированы с самими компаниями, констатирует директор института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов.

Опасения Игоря Шувалова абсолютно справедливы и высказывались экспертами ещё на стадии внедрения механизма преференций для поставщиков из числа малого бизнеса, добавляет начальник отдела правовой экспертизы B2B-Center Дмитрий Казанцев. Проблема в том, что сам механизм помощи МСП в виде обязательного процента от закупочного бюджета толкает заказчиков на такие манипуляции. "Часть из них в силу структуры своих закупок не могут предоставить МСП необходимые 18% от общей стоимости закупок за год, часть согласна даже перейти на работу по 44-ФЗ, что на сегодня является самой страшной санкцией для субъектов 223-ФЗ, которая применяется в т.ч. за непредоставление помощи МСП в должном объёме. Те, для кого такой переход означает полный коллапс закупочной работы, вынуждены изобретать схемы с посредничеством малого предприятия между заказчиком и крупным поставщиком", - поясняет он.

По его словам, частично эта проблема решается созданием перечня продукции, не учитываемой при расчёте общего объёма помощи МСП. "Такую продукцию заказчик может смело закупать у крупных предприятий, и это не ухудшит его отчётность по закупкам у малого бизнеса. Но с этим перечнем происходит то же самое, что и с известной ст. 93 закона "О контрактной системе" - его приходится постоянно расширять, и всё равно это не решает в полной мере вопросов, которые ставит перед заказчиками закупочная практика", - указывает Казанцев.

Частично проблему можно решить возвратом к 25%-ой норме от предельного владения в уставном капитале МСП, считает Ульянов. "Два года назад разрешённая доля участия в уставном капитале малого предприятия других коммерческих организаций, не являющихся субъектами МСП, выросла с 25% до 49%. Одновременно в два раза повысили объемы выручки для отнесения к микро-, малому и среднем бизнесу. И если по размеру выручки вопросов нет, тем более это случилось сразу после девальвации, то по доле владения возникают вопросы. Не было ли данное решение продиктовано желанием, чтобы госкомпании формально выполнили 185 квот закупок у МСП? 49%-ая доля зачастую позволяет де факто контролировать компанию, поэтому сейчас формально небольшая по выручке компания является аффилированной с крупным бизнесом", - рассуждает он.

Возможно, пришло время для обсуждения иного подхода к поддержке малого бизнеса, который стал бы более полезным для самих МСП и при этом реализуемым для заказчиков, говорит Казанцев.

Тем не менее, стоит помнить, что аффилированность поставщика и коммерческого заказчика может не нести негативного смысла, то есть не влиять на конечный результат, а может подразумевать получение лучшей продукции по оптимальной цене, когда заказчик уверен в своем поставщике, оговаривает гендиректор НП "Объединение профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок" Георгий Сухадольский. "Например, речь может идти о родственниках и знакомых, которые работают на одном рынке. С точки зрения государства, которое борется с коррупцией, эта ситуация не приемлема. Но для коммерческих заказчиков это может иметь экономический смысл", - отмечает он.

Автор: Анастасия Смоленская

 

новости по теме

Поправки к законам о закупках:

шаг вперед, два назад?

Ко всеобщей выгоде:

как Москва экономит 25%, закупаясь у производителей

Зарегулировали:

в низкой прозрачности закупок виноват гиперконтроль?

Запрет на люксовые авто отклонен

Но купить их чиновники не смогут

спецпроекты

Наши партнеры